Часть дружной семьи Симурзиных

 

Рубрика «Семейный дневник»  уже появлялась на сайте ИНТЕРа(  http://inter-volgograd.ru/2016/03/my-mozhem-stat-rodnymi-natalya-kulikova-o-tom-kak-postroit-krepkuyu-priemnuyu-semyu).  В ней мы поместили записи мамы большого семейства Куликовых, где воспитываются четверо детей, трое из которых — приемные. Как и обещали, в рубрике «Семейный дневник» мы будем представлять и другие семьи, причем на страницах сайта ИНТЕР они будут появляться не раз. Сегодня наши гости — семья Симурзиных из Волгограда.

… Таисия Михайловна Симурзина встретила меня у калитки своего дома. Передо мной стояла рыжеволосая женщина лет 53-х с искринкой в глазах и радушной улыбкой на лице. Ничего вроде бы и не было в ней необычного, но я знала, что это не так.

Таисия Михайловна сама из многодетной семьи. Родилась она в Быковском районе в поселке Верхний Балыклей. Есть у нее еще четыре брата: два старших и два младших. А с годами она сама стала многодетной мамой. У нее шестеро детей, четверо из которых – приемные. Кто-то уже вырос и покинул родовое гнездо, кто-то еще только оперяется. А началось все с того, что ей очень хотелось дочку. Вот некоторые фрагменты из записей Таисии Михайловны.

«Уныние – это не про меня»

«Наша семья в селе не была исключением. Тогда в каждом дворе было по 5-6 детей, а то и больше, и это считалось нормой. А вот семей с приемными детьми не припомню.

Вспоминаю, как вышла замуж в 20 лет, как начали жить в Волгограде, как родились мальчишки (сыновья Александр и Дмитрий — Авт.). Правда, наш брак оказался недолговечным… Но никогда в уныние не впадала, хотя порой и было непросто. Уныние — это вообще не про меня. Нашла вторую работу. Ничего, на все энергии хватало. А потом еще и научилась шить. Помню, особенно в цене были свадебные платья – по 40 рублей за штуку. Я и квартиру сама заработала, и машину «Запорожец» купила».

Даже сейчас, несмотря на уже, как выяснилось, пенсионный возраст, Таисия Михайловна не спешит на покой – работает социальным работником в социально-реабилитационном центре в Ворошиловском районе «Лучик» — в том месте, где так требуется материнское тепло.

«Я ничего не боюсь»

«Часто вспоминаю: с чего все началось? Сыновья выросли, женились, и вот тогда я впервые почувствовала какую-то оглушительную пустоту, несмотря на то, что к тому времени сама вышла замуж. Какое-то внутренне чувство привело меня на работу в «Исток» — детский реабилитационный центр. Сначала был непреходящий шок: слезы брошенных детей, больные, а то и искалеченные родителями мальчишки и девчонки… Жалко было до слез.

И вот тут я впервые увидела Марфу. Подвижная, пухленькая, такая же, как я, рыжая – она мне сразу понравилась. Ей было 11 лет. Марфа к своим годам ни дня не посещала школу, кое-чему ее учила мать. А у меня так сложилось, что я и в детстве, и потом жила в мужском окружении, потому очень хотелось дочку. И тогда я решила взять Марфу к себе.»

«…Марфа сильно отставала в учебе от ровесников. Пришлось немало потрудиться, но я ни минуты не сомневалась в своем решении. Не боялась никаких трудностей, и сейчас не боюсь. К тому же, поддержали и муж, и старшие дети».

«По результатам тестирования Марфа попала в класс к детям намного младше себя, но мы не расстроились. Она хорошо училась, схватывала все на лету, легко запоминала. Стала много читать, экстерном закончила 8 и 9 классы, сдала ЕГЭ. Отучилась на повара-кондитера, а потом получила высшее образование по специальности ландшафтный дизайнер. Она молодец…»

«Начался настоящий матриархат»

«Мои смеются, говорят, что с Марфы в нашем доме начался настоящий матриархат. После нее появились еще три приемных девочки и родились две внучки!

В 2010 году к нам с разницей в два месяца пришли Вика и Алина. Вике было 10 лет, а Алине – 5. Обе девочки все из того же реабилитационного центра. Помню, как я приходила к Вике в группу, и мы подолгу разговаривали. Взять ее решила сразу, но оформлением бумаг пришлось заниматься три месяца. Сначала у нее была тоска по матери, но потом как-то успокоилась, прижилась, все нормализовалось. Сейчас учится в 8 классе. Кем станет, пока еще не решила, может, парикмахером, а, может, ветеринаром. Меня радует, что у нее так много интересов – занималась в кружке «Витражные краски – роспись по стеклу», увлекалась лошадьми, сейчас на секцию бокса ходит».

«А вот Алина появилась, можно сказать, внепланово, бывает такое. Помню, служба опеки попросила взять пятилетнюю девочку на два года, пока ее мама не получит возможность забрать дочку. Но два года давно истекли, а Алина до сих пор у нас. Она такая веселая, активная, эмоциональная. Замечаю, что она старается, как и Вика, помогать мне во всем.»

«Меня часто спрашивают, как строить отношения с кровной семьей приемного ребенка, и это на самом деле сложный вопрос. Что касается нашего случая, то я не прерываю связь с бывшими семьями своих девочек, поддерживаю с ними отношения, если сами дети непротив. Алина помнит маму и любит. К тому же у нее еще родился мальчик, сейчас ему 5 лет. Иногда берем его к себе в гости с ночевкой, пусть общается с сестрой. Да и самой маме помогаю, чем могу, это тоже не чужой нам человек».

«Арина… Она попала к нам чуть меньше года назад. Девочке 17 лет, но и в таком возрасте требуется материнское тепло, забота, советы. Сейчас она учится в 11 классе, готовится к ЕГЭ. Надеюсь, все у нее будет хорошо…»

«У нас проблем нет…»

Я слушала Таисию Михайловну, и не могла нащупать «слабого» места в ее рассказе, хотя бы намек на трудность или, тем более, проблему. «А у нас нет проблем», — пожимает плечами эта удивительная женщина. Но ведь всем надо уделить внимание, помочь с уроками, ко всем — сходить на родительское собрание, если нужно, вылечить, успокоить, проследить, чтобы, все было в порядке и в доме, в портфелях, и в одежде, и в умах. А ведь еще есть две маленькие внучки, которые живут в семье младшего сына здесь же, через стенку. В конце концов, всех нужно накормить, одеть, обуть.

«Мы тесно с деревней дружим, — как бы вслух рассуждает она. — Все мои братья ощутимо помогают продуктами. Сыновья поддерживают, если нужно. На даче – овощи, в сарае – поросенок. На девочек получаю пособие, кроме того, как приемная мама – небольшую, но все-таки зарплату. И потом, мы с мужем работаем, получаем пенсию. Так и живем».

А живут они весело: часто собираются все вместе на ужины, всей гурьбой выезжают на отдых, а по выходным все вместе лепят пирожки. Между прочим, принимают еще и участие в мероприятиях для многодетных семей. В прошлом году, например, в конкурсе «Семейный фарватер» заняли второе место в номинации «Семейная стенгазета» и первое место в номинации «Семейная гавань», где девочки изобретали кулинарное чудо.

…На данный момент Симурзины готовятся к выпускным вечерам. Уже купили платья для Алины – она доучивается в 4 классе, и для Арины, которая в этом году оканчивает школу. А на пенсию Таисия Михайловна пока уходить не планирует. Говорит, что дома сидеть не может. Энергии-то, как мы уже знаем, на десятерых хватает. А самое главное, нужно куда-то тратить неограниченный запас человеческого тепла, которое она щедро раздает всем, кто в нем нуждается.

 

Совет эксперта

Один ребенок — две семьи

Нужно ли родителям из приемной семьи или опекунам поддерживать общение с кровными родителями ребенка, взятого в семью? С таким вопросом ИНТЕР обратился к постоянному эксперту издания, президенту Волгоградского регионального общественного фонда социальной помощи детям и молодежи «Планета Детства» Ирине Елагиной. Вот ее мнение:

Однозначного ответа тут быть не может. Нужно исходить исключительно из индивидуальных особенностей ситуации. Для всех приемных родителей взаимоотношения с кровной семьей ребенка, особенно с матерью, весьма болезненный вопрос. Прежде всего потому, что появляется риск негативного влияния неблагополучных родителей на ребенка. К тому же он может испытывать переживания после встреч, а нужно ли это?

Однако психологи считают, что ребенок чувствует себя более комфортно и уверенно, если новая и кровная семьи состоят в нормальных, добрых отношениях. Нельзя специально создавать негативный образ кровной матери или стараться вытеснить воспоминания о ней из памяти ребенка. Запрещать общаться приемным детям с их кровными родителями было бы неправильно. Дети все равно могут убежать к кровным родственникам, так что лучше самим этот процесс организовать и стать его участником. Самым мудрым и правильным будет ничего не утаивать от ребенка, и тем более не обманывать его.

Если же между двумя семьями конфликтные отношения или такое общение может навредить приемному ребенку, то предпочтительнее вовсе не вспоминать о кровных родителях и общение прекратить как не отвечающее интересам приемного сына или дочери. Это веское основание для такого решения. Мой совет: при возникновении спорных ситуаций с кровной семьей обращаетесь к юристам и привлекайте органы опеки.

Данный информационный материал создан в рамках Всероссийского конкурса медиапроектов «Конёк»


ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here