Вершители правосудия, как правило, люди не публичные. В СМИ они выступают крайне редко, о себе не рассказывают вообще. Однако судья уголовной коллегии Волгоградского областного суда Сергей Еромасов согласился дать интервью нашему изданию. Повод весомый: на днях Сергею Владимировичу исполнилось 55 лет, так что есть полное право подвести некоторые итоги пройденного пути.

– Сергей Владимирович, как вы пришли в профессию?
– В старших классах школы я мечтал стать военным. Но после службы в армии понял – это не мое. Пару лет работал помощником машиниста электровоза, затем около трех лет – старшим юрист-консультом в управлении сельского хозяйства, позже – служба в органах внутренних дел тогда еще Украинской ССР. Занимая эту должность, был избран народным судьей. Когда в эпоху перестройки в Украине появились националистические настроения, перебрался в Волгоградскую область. В 1993 году стал народным судьей Михайловского райсуда. И после 10 лет работы Указом Президента России от 24 июля 2003 года назначен судьей Волгоградского облсуда. На мой взгляд, из всех юридических профессий должность судьи – самая значимая, потому что предполагает принятие решений, которые становятся итоговыми.

– За годы работы в судах какие дела остались в памяти?
– Если говорить о районном суде, то дела там приходилось рассматривать, в основном, житейские, заурядные. Кражи, редко – грабежи, разбои. Запомнилось дело о покушении мужчины на своего работодателя, который не выплачивал ему зарплату. Тот вышел с обрезом, остановил его и выстрелил. К счастью, стрелок из него был никудышный – своего обидчика он только слегка ранил. Пресса, в том числе, центральная, писала тогда, что человек отстаивал свои права, хотя, может быть, не теми способами, какими бы следовало.

– А в областном суде?
– В областном суде почти все дела – резонансные: бандитизм, организация преступных сообществ, посягательство на жизнь сотрудников правоохранительных органов. Речь идет о наказании вплоть до пожизненного лишения свободы, смертной казни.
Наиболее значимым для меня стало, пожалуй, дело в отношении преступников, ограбивших в 2006 году магазин «Вечные ценности». Они не просто унесли товар более чем на 17 млн рублей, но и убили троих человек – продавцов и покупателя. Пока их не задержали, они совершили еще три убийства, в том числе, своих подельников, в которых не были уверены.
Дело я рассматривал с участием присяжных заседателей, и вопрос виновности подсудимых, доказанности преступления предстояло решать им. Вердикт был – виновны.

– Случалось ли в вашей практике, когда вы внутренне были несогласны с выводами присяжных?
– Конечно. Например, в 2011 году подсудимый обвинялся в убийстве двух лиц. Присяжные, основываясь только на его словах, решили, что он сделал это не умышлено, а превысив необходимые пределы обороны, защищаясь от нападавших. У меня было другое мнение. Но я не имею права не соглашаться с ними или давить на них.

– С чем связаны такие выводы присяжных – недостаточной готовностью стороны обвинения отстаивать свою точку зрения перед непрофессиональными судьями, личностью присяжного?
– До присяжных доносится не вся информация о подсудимых, они ничего не знают о нем, как о личности, не оценивают его с этой стороны. Им представляют только доказательства совершенного преступления. А обвиняемые иногда бывают очень артистичны и убедительны.
Было, например, у меня такое дело – отбывающий наказание в колонии-поселении решил посетить кафе, познакомился там с девушкой, на ее машине они отправились к ней домой. По дороге он на нее набросился, и неизвестно, чем закончилось бы дело, если бы стоявшая на обочине машина в темное время суток не привлекла внимание сотрудников ГИБДД.
Полицейские своими глазами видели, как он пытался задушить свою жертву, оттаскивали его от спутницы. Больше того, будучи доставленным в отделение, он отнял у охранника автомат и сбежал.
На суде выступали и сотрудники полиции, и пострадавшая.
Но подсудимый сумел убедить присяжных, что девушка сама предложила ему поехать к ней домой. А когда подъехали полицейские, инсценировала нападение, поскольку ее муж, с которым она не проживала, был сотрудником ГИБДД.
Обвинение представляло в суде фото, на котором были видны следы удушения на шее жертвы. Тем не менее, присяжные поверили не доказательствам следствия, а словам подсудимого. Он был очень убедителен, ухоженный, с хорошо поставленной речью.

– Сергей Владимирович, вы с такой увлеченностью говорите о работе. Остается в вашей жизни время на что-то, кроме нее?
– В свое время я увлекался спортом – футболом, волейболом. Сейчас на это не остается времени. При возможности выбираюсь на природу, чтобы посидеть с удочкой, читаю исторические книги, смотрю исторические фильмы. Детективов не люблю.

– А телешоу с участием судей?
– Первое, что я говорю присяжным заседателям, когда начинаю рассматриваю дело с их участием – забудьте одноименную передачу на канале НТВ. Не надо подражать ее участникам, это – театральное представление.

Фото автора


ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here