Социальный кодекс Волгоградской области: власти недооценивают проблему бедности в регионе

Вопрос введения в Волгоградской области Социального кодекса (СКВО) по-прежнему волнует общество. Эту тему ИНТЕР поднимал уже не раз. Сегодня есть возможность оценить как первые итоги действия новых норм, так и перспективы социальной политики в регионе. За комментарием ИНТЕР обратился к заслуженному юристу РФ, к.ю.н., члену бюро Волгоградского областного Совета ветеранов Владимиру Кудрявцеву.

— Сведение воедино и всесторонняя переработка более ста областных законов и десятков подзаконных актов позволило сделать СКВО документом информативным, простым и доступным для получателей социальной поддержки и льгот с точки зрения уяснения ими прав и процедур их реализации, — начал разговор Владимир Кудрявцев. — А для власти он стал более удобен в целях анализа и внесения коррективов. СКВО убедительно демонстрирует достаточно большой объем и широту направлений оказываемой в области государственной социальной помощи за счет средств областного бюджета.
 —  В чем тогда вы видите отрицательные стороны документа?
— При упорядочении и переработке норм для введения их в СКВО власти, как представляется, слепо, не сопротивляясь, пошли на поводу у социально несправедливой политики федерального центра, которая ориентирует регионы на экономию бюджетов за счет граждан. Министр финансов РФ А. Силуанов настойчиво предлагает не только увеличить ряд налогов (среди них и налоги, затрагивающие бедных), но и отменить льготную налоговую ставку на товары первой необходимости – хлеб, лекарства, детскую одежду и печать, включая образовательную литературу.
Областные власти, к сожалению, недостаточно отстаивают — в том числе в верхах — проблемы остронуждающихся. В этом русле сформулированы и некоторые нормы СКВО.

  • Многие сейчас говорят о том, что принятие СКВО ухудшило социальный климат в Волгоградской области…

— Коснусь лишь ветеранских проблем. В СМИ уже много месяцев идет обсуждение СКВО в смысле его воздействия на уровень жизни населения области. Началась полемика с лозунга, продвигаемого разработчиками кодекса: «Новый Социальный кодекс «ударит» по тунеядцам и богачам (мол, некоторые подъезжают в собес на авто!)». Но первые три месяца применения СКВО заставили сменить тон: граждане оценили кодекс как «пощечину за труд». Я тоже принял участие как в обсуждении проекта СКВО, так и в оценке его первых шагов после вступления в силу. Моя в общем-то мягкая статья о кодексе в газете и на правовом портале ИНТЕРа вызвала более 4 тысяч прочтений и более 60 «злых» откликов против СКВО. Вот некоторые из них.
«…радуйтесь, Дума, так обнаглеть ещё никому не удавалось»; «надоело выживать, сил уже нет, неужели пополнять бюджет надо за счет самых беззащитных стариков и детей – позор такому руководству»; «забрали у нас 558 руб. для того, что бы мы не жировали?»; «…антисоциальный кодекс получился – прискорбно!»; «сегодня власть вообще оторвалась от народа… Власть, которая попирает интересы народа должна уйти… »; «стаж 40 лет… Так почему наказывают сейчас, отбирая ветеранские проездные. Я виновата тем, что была добросовестным тружеником своей страны!»; «одержали победу над нищими пенсионерами! Стыд и позор!»; « отказали в оформлении адресной помощи, ссылаясь на то, что у нас много земли… Да, у мужа есть пай, а у меня и 4-х детей — нет. Хорошо, что купили дом на материнский капитал, но доход в нашей малоимущей семье ниже прожиточного минимума. Работы для меня тут никакой!»; «…беспредел: нашли кого обирать – ветеранов, которые добросовестно работали всю жизнь»; «мне сегодня позвонили и сказали, что моя пенсия вместе с ветеранскими 558 руб. превышает всего на 6 руб. норму!»; «социальные проездные – это перебор: сократите своих помощников вот и пополните бюджет. Оставьте соцбилеты!»; «Если кодекс останется, то будет ещё больше брошенных дач… Одумайтесь, пока не поздно. В Москве пенсионеры вообще ездят бесплатно, а мы что в другом государстве живем?»;
Это я цитировал глас народа. А теперь послушайте, какие выводы этот народ делает: «обидно за нашу власть и обидно за пенсионеров»; «такое впечатление, что специально народ «заводят»; «а давайте у этих хапуг в Думе всё отнимем, лишим всяких добавок-надбавок и посадим на голый оклад в 10 тыс. руб.».
— Так в чем же ущербность СКВО?

  • — Как ни странно, она не только в уменьшении сумм социальной поддержки, но и в пренебрежении федеральными законами. По ст. 4 ГК РФ «акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие». То есть, нормы нуждаемости и адресности пусть в СКВО остаются, но только для тех, кто будет претендовать на поддержку после 1.07.2016. То, что власть ранее уже дала льготнику – отнять или уменьшить нельзя: это требование ст.55 Конституции Российской Федерации.
  • По некоторым данным, до 60% граждан, ранее заслуженно оформленных как ветераны труда Волгоградской области, с введением СКВО лишены части соцподдержки — ежемесячной денежной выплаты в размере 558 руб.
    Замминистра финансов России Т.Нестеренко предложила недавно обсудить введение пособия по бедности, признав, что понятия «нуждаемости» нет в законодательстве, критерии его не урегулированы, нет и утвержденного порядка оценки доходов и имущества семей и одиноких лиц. Но наша областная власть почему-то исходит из иных оценок, не основанных на праве, реальном положении дел в вопросах уровня жизни и даже пренебрегая здравым смыслом.
    Приведенные примеры ярко демонстрируют, что репутационные потери власти от внедрения СКВО выше, чем ожидаемая экономия.
    Что делать? Премьер Д.Медведев на днях заявил: переходим от управления по поручениям, к управлению по результатам, управлению по целям, проектному управлению. (МИФ-Сочи*2016). Правильный вектор! Но СКВО показал, что главный «результат» пока — это усиление бедности, обнищание народа.
    Вот несколько цифр. Доходы населения России падают вот уже 22 месяца. Самой острой проблемой народ в опросах называет рост цен – 72%, а 26% обеспокоены несправедливым распределением доходов. (Рамблер, 20.09.2016). Реальные доходы населения в августе сократились на 8,3% в годовом исчислении – это максимум за 7 лет. (Росстат, Интерфакс, 20.09.2016). В нашей области на 01 сентября 82,6% льготников отказались от ряда услуг социального обслуживания из-за удорожания тарифов год назад и продолжающегося снижения доходов! (ИНТЕР, 15.09.2016).
    В стране и регионе неумолимо растут цены. По данным за год (с мая 2015 по май 2016) рыба подорожала на 18,4%; хлеб на 13,7%; продукты заморозки (пельмени и т.д.) на 13,3%; бакалея на 11,3% и т.д. Сравните с индексацией в 2016 году пенсий на 4%! Не удивительно, что потребление перечисленных выше продуктов за последний год снизилось на 5 — 10%. Уже объявлено, что с 1 декабря 2016 года планируется повысить тарифы на проезд в муниципальном транспорте на 25-30%.
    Далее. До 80% дохода средний россиянин тратит на питание – по международным нормам это признак прогрессирующей бедности. Доля бедных семей в РФ возрастает: в 2014г. – их было 22%; в 2015г. — 39%, т.е. скатились на уровень 2009 года, а в 2016 году уже зафиксирован уровень бедности максимальный с 2006 года – 19,2 млн. чел. (Голикова, Счетная Палата РФ, 20.07.16: «Да, к сожалению, у нас растет количество граждан, которые находятся за чертой бедности»).
  • Но власти меры оптимизации социальных расходов объясняют снижением доходной части бюджета.
    — Позвольте усомниться: за 9 мес. текущего года в Волгоградской области налогов собрали на 5,6 млрд. руб. больше, чем годом ранее; в федеральный бюджет направили из области на 17,7% больше, в областной консолидированный – на 6,2% больше.  Куда же уходят деньги? Если я не всё понимаю – докажите мне и объясните, почему ущемляют при этом малоимущих?
    По показателю совокупных доходов на душу населения по итогам первого полугодия 2016 года область попала в число бедных регионов. Кстати, об авто, на которых вроде бы некоторые приезжают в собес. Так вот, Волгоградская область на 55 месте в России среди 83 субъектов Федерации по обеспеченности легковыми автомобилями: 261 на тысячу жителей, а в РФ – 285.
    Недавно власти раструбили: средний размер трудовой пенсии в области остается самым высоким в ЮФО с 2014 года – 11,0 тыс. руб. Но умолчали при этом, что в РФ – более 13,9 тыс. руб. А ведь низкая пенсия – это отражение низких заработков, путь в нищету.
    Убежден: нужна областная Программа преодоления бедности. Областной совет ветеранов давно этого добивается, но власти боятся слов «бедность», «нищета», не видят потребности их преодоления. Хотя внедрение СКВО подтвердило именно усиление бедности. Такая Программа преодоления бедности логично вписалась бы в недавно утвержденную федеральную Стратегию действий в интересах пожилых людей до 2025 года.
    Но ранее Программы по преодолению бедности следовало бы внести в СКВО новую статью примерно такого содержания: « Нормы настоящего Социального кодекса не распространяются на социальные отношения, условия социальной поддержки и социальные льготы, предоставленные нуждающимся до вступления настоящего кодекса в силу».
    Тогда страсти несколько успокоятся. Конечно, депутатам и чиновникам придется потрудиться, изыскивая средства. Но в итоге экономия бюджетных средств всё же произойдет, правда, в несколько отдаленной перспективе, поскольку это будет за счет вновь оформленных ветеранов. Их тоже жаль, конечно, но у них пока есть время и возможность подзаработать-поднакопить, чего нет у тех, кто уже получает пенсию, был ориентирован на льготы и уже достиг неработоспособного возраста.
    Читайте также: Социальный кодекс Волгоградской области: кому выгодно?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

WordPress: 63.4MB | MySQL:89 | 0,822sec
//VK 230914