ушаковВ понедельник Даниловский райсуд вынес приговор действующему главе района Алексею Ушакову. Чиновника признали виновным в том, что он нарушил правила дорожного движения, что стало причиной гибели молодого человека. В качестве наказания ему назначили три года лишения свободы с отбыванием его в колонии-поселении и 1 млн руб. в качестве возмещения морального вреда родителям пострадавшего. Однако у многих жителей Даниловки, которые хорошо знали жертву, и знают обвиняемого, решение суда вызвало недоумение.
«Под машину его вела сама судьба»
— Я до сих пор вздрагиваю при звуках тормозящих машин, — говорит очевидица трагедии Тамара Шайхуллина. – В голове мгновенно прокручивается картина событий, случившихся 13-го июля прошлого года.
— Мы с сестрой ехали тогда на велосипедах по ул. Центральной по направлению от центра Даниловки, — продолжает она. – Приближаясь к зданию автовокзала я увидела, что навстречу нам едет автомобиль. На пересечении с ул. Солнечной, метрах в 80-ти от нас, он начал поворот налево. Остановился, пропустил пешехода. И уже пересек разделительную полосу, когда нас с сестрой на огромной скорости обогнал мотоцикл, выскочивший буквально ниоткуда, как черт из табакерки. Водитель обогнул нас по встречной полосе и тут же, положив мотоцикл вправо, вильнул на нашу. Я в тот момент, помню, успела только подумать: куда его несет, там же машина?! На миг перевела взгляд на поворачивающий автомобиль, а, когда вновь глянула на мотоциклиста, увидела, что его «Хонда», лежа уже на левом боку, летит колесами вперед. Водитель пытался что-то сделать с рулем, но его усилия были бесполезны – мотоциклом невозможно было управлять.
Тамара Федоровна говорит, что позже не раз анализировала случившееся.
— И у меня сложилось впечатление, — делится она, — что навстречу смерти Труженикова (фамилия водителя — Авт.) вела сама судьба. Ведь расстояние до машины было достаточным, чтобы они спокойно разъехались, если бы мотоцикл передвигался на нормальной скорости. Да и на высокой скорости мотоциклист мог бы притормозить, пока машина проедет перекресток: ведь на это требуется секунда. Или объехать ее хоть справа (до ближайших домов метров пять, и песок приглушил бы скорость), хоть слева (встречных машин на дороге не было). Но его будто нечистый под руку толкал.
Подбежав к месту столкновения, женщина увидела председателя Даниловского райсовета Ушакова, выходящего из Mitsubishi Lancer.
— Алексей Петрович был в состоянии шока, — вспоминает Шайхуллина. – Да я и сама была в таком же состоянии, поэтому, наверное, и бросилась первым делом к мотоциклетному шлему, который перелетел через машину и валялся на обочине. И только потом подошла к лежавшему на дороге парню, пощупала пульс. Он был еще жив…
29-летний Максим Тружеников скончался в больнице несколько дней спустя.

«Я не разъезжался только с пулями»
Те, кто знал Максима, говорят, что эта страшная трагедия была предопределена: вопрос только в том, где и когда она случилась бы.
Максим был одержим скоростью. По словам знакомых семьи Тружениковых, его отец, Сергей Петрович, признавался: родители пытались его остановить. Но удержать парня было невозможно: мотоциклы были его страстью. Он, казалось, не понимал, что живет на грани и подвергает опасности не только себя, но и окружающих.
— В тот злополучный день, за пару часов до трагедии я возвращалась домой и переходила через ул. Центральную, — рассказывает жительница райцентра Ольга Комиссарова. – Дошла почти до середины дороги, когда позади меня пронесся Максим на своем байке. Меня снесло, будто ветром, будто кто-то подтолкнул в спину. Не скажу, с какой скоростью он ехал, но я только успела повернуть голову ему вслед, а он уже был за зданием церкви и знаком пешеходного перехода, до которого метров триста. Страшно представить: что, если бы в тот миг дорогу переходил кто-то из детей или стариков. У меня тогда в голове все смешалось: ведь если бы в это время по «встречке» двигалась другая машина, меня сегодня, возможно, уже не было бы в живых. Невольно мелькнула мысль: «Ну, парень, долетаешься…». Так и случилось…
Другая жительница Даниловки, попросившая не называть ее имени, поделилась своим случаем.
— Я каждый день гуляю по площади напротив райадминистрации, — говорит пенсионерка. – Однажды смотрю: Максим несется по ул. Центральной. Залетел на площадь и развернул мотоцикл прямо передо мной. Спасибо, я стояла перед лесенкой, ведущей на установленную здесь деревянную сцену: успела на нее упасть — ноги только остались на асфальте. Иначе он точно бы меня размозжил: летал парень по круженному.
Опасаясь за жизнь своих детей, даниловские мамы чуть ли не на митинг собрались выходить, требуя, чтобы полиция предприняла к Максиму какие-то меры.
— Так вышло, что остановить его выпало мне, — с горечью произносит Алексей Ушаков. — Хотя у меня водительский стаж больше 30-ти лет, за эти годы я в разных ситуация разъезжался и с машинами, и с тракторами. Не разъезжался разве что с пулями. А это летела пуля…

«Заключение эксперта — полное лукавство»
К выводу, что глава района виновен, следствие пришло, опираясь на заключение эксперта Левченко. Оценив направленные ему фотоматериалы с места ДТП, он заключил, что мотоциклист ехал со скоростью 58,6 км/ч. А Ушаков, поворачивая налево, не уступил ему дорогу.
Защита подсудимого не согласна с этим утверждением.
— Заключение Левченко — полное лукавство, — говорит адвокат Кирилл Ярутин. – Ситуацию он оценивал только по фотографиям с места ДТП. А в ходе судебного заседания давал противоречивые показания.
Здесь, наверное, непосвященным следует пояснить, что, как и любой спортивный мотоцикл, Honda CBR600, которой управлял Тружеников, «рвет», как говорится, с места. Но и тормозит почти мгновенно. Из байков этого ряда даже российский «ИЖ-Планета-спорт», выпущенный в начале 80-х годов прошлого века, при скорости 60 км/ч имеет тормозной путь всего 12 метров. А Honda CBR600 разработана уже в нашем веке и оснащена антиблокировочной системой тормозов. Почему же ее тормозной путь при такой же, если верить эксперту, скорости, составил 21,7 метров? На этот вопрос, прозвучавший в ходе судебного заседания, Левченко только пожимал плечами.
— Вообще, в заключении Левченко масса накладок, — замечает Кирилл Ярутин. — Эксперт, например, так и не выяснил название модели мотоцикла, не определил, к какому классу он относится, применил в расчетах неверный рост пострадавшего. Вызывают массу вопросов и его выводы . С одной стороны, в выводе 7 заключения он говорит, что мотоциклист имел техническую возможность предотвратить аварию, применив экстренное торможение. А в выводе 10 того же заключения значится: «В сложившейся дорожно-транспортной ситуации действия водителя Труженикова М. С. регламентированы требованиями п.10.1 ч.2 ПДД РФ. В данном случае несоблюдение требований п.10.1 ч.2 ПДД РФ, выраженное в несвоевременном принятии мер торможения на возникшую опасность, не могут послужить причиной данного столкновения. А действия водителя Ушакова А. П., которые не соответствовали требованиям п. 8.1, 8.6, и 10.1 ПДД РФ. находились в причинной связи с фактом данного ДТП». То есть, по первому выводу водитель мотоцикла вовремя заметил опасность и начал тормозить, о чем свидетельствую следы на асфальте. И должен был, по расчетам эксперта, остановиться за 6,5 м до машины, поскольку заметил Mitsubishi Lancer как минимум за 48,4 м до места столкновения. А, по выводам 10 он, оказывается, не начал тормозить вовремя. Полное противоречие!
— Не удовлетворенные результатом исследований Левченко, мы готовы были заказать проведение повторной экспертизы – в Центре безопасности дорожного движения и оценки, который находится в Санкт-Петербурге и располагает современнейшим оборудованием и программным обеспечением, — уточняет адвокат. — Возглавляющий его профессор Евтюков — автор уникальных методик, позволяющих определять скорость побывавшего в ДТП транспортного средства не только по наличию тормозного пути, но и по деформации его деталей, полученных в результате ДТП, трассологии, разлета кусков. Тот же Левченко высоко оценивал его достижения. Но в этом ходатайстве нам было отказано.
Из Санкт-Петербурга Ушаков получил ответ: здесь готовы провести повторную независимую автотехническую экспертизу с применением вышеназванных методик в течение 20 дней с даты обращения. Письмо было предоставлено в суд, но суд этот вопрос суд опустил.
Кроме этого, в апреле 2014 года Алексей Ушаков сам обратился к независимому специалисту Жиркову. Кандидат технических наук по специальности «Эксплуатация автомобильного транспорта» в своих суждениях пришел к выводу: Honda двигался со скоростью не менее 90,7 км в час. И отметил, что если ему будет предоставлена возможность осмотреть поврежденные транспортные средства, он может более точно рассчитать скорость мотоцикла, которая будет явно выше указанной в суждении. Однако судья отказалась приобщить суждение специалиста к делу. Не опросили в суде и ряд свидетелей, заявленных защитой.

«Гонял без прав и номерных знаков»
В судебных прениях адвокат Кирилл Ярутин подтвердил: «Мой подзащитный — бывший морской офицер, и для него делом чести считается не уйти любой ценой от ответственности, а понести наказание, если оно будет заслуженным. Но Алексей Петрович хочет иметь возможность донести до суда свое видение ситуации. А его попросту лишили возможности доказать, что он ничего не мог предпринять для спасения жизни Максима Труженикова».
— Я желал только объективного и справедливого расследования на стадии следствия и в суде, — подтвердил Алексей Ушаков. — Но, к сожалению, ни на одной из этих стадий так и не получил желаемого.
Отец погибшего Сергей Тружеников заявил в судебном заседании, что обвиняемый пытается снять с себя вину и переложить ее на потерпевшего. А по поводу того, что в крови Максима обнаружили этанол, высказался так: «Супруга Ушакова — медик. И не исключено, что его кровь, которую взяли на анализ, не случайно обследовали только несколько дней спустя. Это и стало причиной того, что в ней был найден алкоголь».
— Сергей Петрович ссылается на то, что жена Ушакова — врач, — обсуждали его слова во время перерыва в заседании местные жители, присутствующие в зале суда. — Но тогда можно сказать, что и Максим носился по Даниловке с такой скоростью потому, что его отец — бывший начальник милиции. Потому и позволял себе передвигаться на мотоцикле, не поставленном на учет в ГИБДД, без номерных знаков. Притом, что на момент аварии уже ездил без прав: его лишили водительского удостоверения на полтора года за то, что находился за рулем в нетрезвом виде.
Кстати сказать, когда случилась трагедия, Алексей Ушаков еще не был руководителем района. В тот злополучный день он как раз ехал в территориальную избирательную комиссию, чтобы зарегистрироваться в качестве кандидата на эту выборную должность. И, несмотря на то, что на момент даты выборов он находился под следствием, несмотря на распускаемые его оппонентами слухи, что это он находился пьяным за рулем, жители доверили ему управление Даниловским районом. Так что, можно считать, что народный суд главу оправдал.
Адвокаты Алексея Ушакова намерены оспорить решение суда первой инстанции в облсуде.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Одноклассники

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here