Олег Кирпа во время задержания
Олег Кирпа во время задержания

Сегодня Михайловский райсуд вынес решение по делу Кирпы-Бондаренко-Карасаева-Перепелицы. Как уточнил «ИНТЕРу» прокурор Михайловского района Петр Попов, каждому из фигурантов назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 3 года 10 месяцев. Отбывать наказание осужденные за мошенничество гаишники будут в колонии общего режима.
ДПС? ОПГ!
Когда в январе 2011 г. стало известно об задержании целого батальона ДПС ГУВД по Волгоградской области, сообщение произвело эффект разорвавшейся бомбы. Поборы на трассах — конечно, не новость, а, скорее, обыденное явление. А вот то, что по поводу этих поборов были предъявлены обвинения — случай особенный. Хотя прецеденты есть.
За несколько месяцев до волгоградского скандала под уголовное преследование одновременно попали 19 инспекторов ДПС Астрахани, были осуждены пять генералов. В то время, когда в нашей области шли задержания, еще девять служивых в том же звании находились под следствием. В те же январские дни 2011 года прошла информация об аресте нескольких правоохранителей рангом пониже в разных регионах страны.
На состоявшейся сразу после задержания батальона пресс-конференции руководитель регионального СУ СКР Михаил Музраев уточнял: организованную преступную группу Олег Кирпа начал создавать чуть ли не с первых шагов в статусе командира батальона. В нее вошли комвзводов Александр Бондаренко и Сергей Новак, начальники контрольных пунктов милиции Александр Карасаев и Евгений Перепелица. Дань им несли все 120 инспекторов. Кто не смог получить взятки от водителей, доставал деньги из собственного кармана.
Скандальное заявление сделал в те дни экс-начальник КПМ-2 Григорий Головко, которого цитировали, в частности, сайты corrupcia.net и v1.ru
«По сути, из службы сделали кормушку, — говорил он. — И командир батальона, начальник КПМ, который, как известно, является близким родственником главного волгоградского милиционера, был далеко не главарем».
Но Михаил Музраев отмел эти предположения, заявив, что верхушкой волгоградской преступной «гаишной» пирамиды был капитан Кирпа.

С широко закрытыми глазами
Поначалу за милицейскую ОПГ взялись рьяно: речь шла об увольнении более 80-ти госавтоинспекторов. Но позже их решено было освободить от уголовного преследования: ведь они помогли следственным органам в раскрытии преступления. И сотрудников батальона восстановили на работе.
А дело Кирпы—Бондаренко—Карасаева-Перепелицы в начале 2012 г. стартовало в областном суде. Старший инспектор дежурной части батальона Сергей Новак заключил досудебное соглашение, и суд рассмотрел его дело в особом порядке, назначив условное наказание.
В самом начале судебного процесса гособвинитель Юлия Пузенко потребовала, чтобы суд вынес частное постановление в адрес ГУ МВД по Волгоградской области. Она обосновала это тем, что полицейское начальство «явно закрывало глаза на устойчивую коррупционную схему» во 2-м отдельном батальоне ДПС. И такие действия руководства главка «нуждаются в дополнительной и отдельной проверке».

Добровольные взносы?
Процесс тем временем затягивался. Жители области, наблюдавшие за его ходом, стали высказывать мнение, что дело «банды гаишников» развалят в суде.
Сложность дела заключалась в том, что гособвинение опиралось на нетипичную доказательную базу: в распоряжении следствия не было ни помеченных купюр, ни копий банкнот — лишь видеозаписи скрытой камеры, установленной оперативниками в кабинете Олега Кирпы (наблюдение велось в течение нескольких месяцев).
— А Олег Станиславович — очень грамотный и умный человек, он понимал, что за ним могут следить и старался себя обезопасить, — рассказывала «ИНТЕРу» Юлия Пузенко. — В батальоне была налажена целая система конспирации.
При передаче Кирпе подчиненными конвертов не произносилось ни слова. Это позволило Кирпе говорить о том, что в них, возможно, были поздравительные открытки.
Что касается показаний сотрудников батальона, 10 из них с ходе судебного заседания полностью изменили свои показания, данные во время следствия. Замруководителя регионального СУ СКР Армен Енокян на одной из пресс-конференций заявил, что на инспекторов, которых к тому времени восстановили на работе, давит полицейское начальство. Как бы то ни было, свидетели защиты категорично заявляли: никакие средства руководству батальона от подчиненных не передавались.
— Я участвовал в еженедельных совещаниях у Кирпы, — говорил, например, экс-заместитель комбата Вячеслав Ветлицын, — ежедневно беседовал с личным составом и никогда ничего не слышал о передаче денег.
С подачи Кирпы он вспомнил, что батальон собирал средства для погорельцев.
— Желающие «скидывались», — подтвердил Ветлицын. — Потом эти деньги были изъяты из кабинета комбата (сотрудниками силовых ведомств в ходе оперативных мероприятий — Ред.) как вещественные доказательства.

Начинай сначала
Летом 2013 г. процесс, казалось бы, подошел к финалу. Прокурор запросила реальные сроки наказания: для Кирпы – 9 лет колонии, для Перепелицы, Карасаева и Бондаренко — по 8 лет.
– Я прошу не о жестокости, а о восстановлении социальной справедливости, поскольку уговорами с коррупцией бороться невозможно, – пояснила свою позицию Юлия Пузенко. – Иное наказание спровоцирует ощущение безнаказанности среди сотрудников этих уважаемых органов
И дополнила: «Общественная опасность преступления, совершенного подсудимыми, заключается в том, что сегодня у большинства россиян образ госавтоинспектора стал ассоциироваться с коррупцией. Вяточничество стало едва ли не легальной системой отношений в этих органах».
С последним словом выступил Олег Кирпа, который заявил, что никогда не создавал никакую ОПГ.
— Я старался поднять работу батальона на должную высоту, — подчеркнул он. — А требовательный командир никогда не нравится. Возможно поэтому инспекторы (бывшие подчиненные комбата — Ред.) говорили, что передавали мне деньги.
Суду осталось только огласить приговор.
И в этот момент защита заявила ходатайство: в связи с изменением законодательства в январе 2013 г. адвокаты потребовали передать уголовное дело в нижестоящую инстанцию – Михайловский райсуд.
Облсуд с этим требованием согласился.

На свободу с чистой совестью?
Прокуратура оспорила решение облсуда. Но вышестоящая судебная инстанция его «засилила». Устояло оно и в президиуме Волгоградского облсуда, куда надзорный орган обратился с кассационным представлением.
Уголовное дело начали рассматривать заново. Его фигуранты все это время находились под домашним арестом. И каждый день засчитывался им в счет срока наказания. В настоящее время они также находятся под домашним арестом. Поэтому из почти четырех лет криминальные гаишники, похоже, отсидят в колонии считанные месяцы. А ведь приговор, вынесенный первой судебной инстанцией, не вступил в силу и может быть оспорен. На это тоже потребуется время. Так что не исключено, что в результате «криминальный квартет» не окажется за решеткой вовсе.
Кроме того, следует понимать, что переквалификация статьи обвинения со взяточничества на мошенничество, учитывая разницу в их «весовых категориях», для осужденных — почти что оправдание.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Одноклассники

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here