Овощеводы в Среднеахтубинском районе вернули назад средства господдержки
Татьяна Колесова, фермер (КФХ Кировского поселения Среднеахтубинского района):

— Наше хозяйство возвращает деньги – 13 тысяч рублей, полученные в качестве господдержки. То же сделали еще четыре хозяйства нашего района. Не потому что государственная поддержка нам не нужна – она необходима, чтоб развиваться, обновлять технику. Но 200 руб. на гектар при том, что затраты на овощной гектар составляют от 200 тыс. руб. до 400 тыс. (в зависимости от культуры), — это даже не капля в море. Мы вернули их, чтобы обратить на овощеводство внимание руководителей регионального министерства сельского хозяйства, бросившего нас на самовыживание.
Раньше в областном комитете по сельскому хозяйству был отдел, курировавший овощеводство и садоводство. Потом его ликвидировали, двух специалистов перевели в отдел мелиорации. В нынешней структуре проблемы овощеводство курирует отдел растениеводства. Собирает по районам сводки: сколько посадили, сколько реализовали. И – все.
Судя по отношению к нам, в минсельхозе считают, что овощеводство может существовать само по себе: брось семечку томата в землю — он сам вырастет. А не вырастет – не беда: торговые сети завезут из-за границы более дешевые, уверяя население, что отечественная продукция не выдерживает конкуренции с импортной, которая выращивается по современным интенсивным технологиям, дающим более высокие урожаи и, как следствие, низкую себестоимость.
Открою массовому потребителю «секрет Полишинеля». Чудес в сельскохозяйственном производстве не бывает. Высокие урожаи обеспечивают либо стимуляторы, либо генно-модифицированные семена. Либо то и другое вместе. Это и есть основа того, что называют современными интенсивными технологиями растениеводства. И еще один несекрет: они используются для производства продукции на экспорт в страны «третьего мира» и собственного массового потребления. Истеблишмент потребляет продукты, выращенные по традиционным технологиям.
Стоило России в связи с ситуацией на Украине напомнить, что у нее есть собственные национальные интересы и национальное достоинство, как посыпались санкции. А что, если Запад не ограничится запретом за въезд политиков, чиновников и олигархов и решится на более серьезные меры? Он знает болевые наши точки: чтобы загнать нас в угол, достаточно наложить запрет на поставки продовольствия.
Не привезут к нам из-за границы мясо, овощи, консервированные продукты – чем людей будем кормить? Чтобы совсем уж нас добить, могут запретить ввоз семян. Поскольку отечественное семеноводство полностью уничтожено, нам нечего будет сеять. Что тогда нам останется делать?
Страшная перспектива? Я не пугаю – излагаю возможные варианты развития событий при основательно подорванной продовольственной безопасности страны, чтобы напомнить: сельское хозяйство – основа жизни.
А если перекроют поставки сельскохозяйственной техники, что будем делать? В Волгоградской области, которая была крупнейшим центром производства гидромелиоративной техники Советского Союза (в Ленинском районе делали «Фрегаты», в Котельниковском — «Волжанки»), ничего не осталось. Волгоградский завод оросительной техники так и не осилил производство систем капельного орошения. Мы вынуждены покупать итальянские. Не удивлюсь, если окажется, что они производятся в Китае.
Мои коллеги иронизируют: чье внимание вы хотите привлечь – нашего минсельхоза, где при Боженове рассказывали, что благодаря успешной агропромышленной политике сельское хозяйство в нашей области успешно развивается. В том числе овощеводство: валовой объем производства овощей ежегодно прирастает на 10%!
До каких же пор по советской старинке мы будем во главу угла ставить валовку? Почему минсельхоз умалчивает о важнейших в рыночных условиях показателях — экономических? Не считает их важными? Или потому что, в отличие от валовки, их динамика – плачевная?
Прирастает производство исключительно благодаря крестьянской самоотверженности, унаследованной от предков мудрости: «Умирай, а жито сей…» Из года в год, оказываясь на грани разорения из-за того, что приходится сбывать продукцию (как, например, в прошлом году лук) по цене ниже себестоимости, осенью многие дают себе зарок: «Хватит! Пропади все пропадом…» Весной снова выходят в поле: на свой страх и риск, пытаясь угадать, что будет востребовано, сеют, сажают, в надежде, что будет урожай, а власти не оставят на произвол нашего дикого рынка – помогут хотя бы с реализацией.
Нам, крестьянам, нужно чуть больше внимания и поддержки – и мы и накормим Россию. И другим странам достанется нашей, в отличие от западной, экологически чистой продукции.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Одноклассники

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here