Юрий Ветохин

В этом году исполнилось десять лет, как Юрий Ветохин взял в аренду 250 га земли, поросшей бурьяном, заваленной мусором. Сейчас его хозяйство, имеющее 6 тыс. га пашни, — одно из самых экономически устойчивых в районе. Вот что он рассказал «ИНТЕРу» о секретах выживания в зоне рискованного земледелия.

О чем напомнила осень

— В прошлом году влагозаряд с осени был хороший, поэтому урожайность была нормальная – даже падалица давала до 30 ц/га , — рассказывает Юрий Юрьевич. – Еще бы пару-тройку таких годков – и мы бы после череды неурожайных лет окрепли, прикупили новой техники. Осенняя засуха напомнила, что живем мы в зоне очень рискованного земледелия, в которой, надеясь на лучшее, всегда будь готов к худшему.

2013 год был примерно такой же: семечка до весны не проклюнулась. Я тогда озимые ячменем пересеял – элитой! А 200 га озимой пшеницы не стал пересевать. Она дала 13 ц/га, а ячмень – 8 ц/га. Поэтому в этом году всего 60 га пересеял. Остальные посевы решил оставить: будь что будет. Кто пары содержал нормально, те будут с урожаем…

— Просо у нас хорошо себя чувствует, — продолжает Ветохин. — Утром химпрополку по нему сделали – трава прет.

— Затраты на нее намного больше прошлогодних?

— В прошлом году препарат я покупал по 180 руб./кг, в этом – по 800 руб./кг. Авиахимобработка подорожала процентов на двадцать.

— Удобрения вносили?

— Какой смысл рассыпать их по сухому полю? Когда прибавка урожая в лучшем случае компенсирует затраты на удобрения, зачем их вносить?Сафлор я в этом году посеял в первый раз. Посмотрим, что будет. У нас его начали сеять недавно, поэтому толком никто ничего не знает. Надо бы пчеловодов залучить — говорят, где пчелы, урожайность повышается до 20% и выше.

«На халяву никогда не рассчитывал»

— Государственную поддержку получили?

— Первый транш – 368 руб. на гектар – получил. Жду второй.

— Многие сетуют, что мало получили.

— Есть такие, кто ничего не получил, потому что договора не заключили. «По черному» работают – не платят налоги. А потом жалуются, что государство им не помогает. Кто слукавил – занизил показатели, тоже обижаются: мало получили. А что обижаться – сами себя обманули. Кто честно показал урожайность и валовку, не обижены, хотя есть такие, кто хотел бы чуть ли не полного возмещения затрат. А по мне так и за это спасибо.

— Вы уверенно себя чувствуете?

— Я – да. А мелким хозяйствам выживать становится все труднее. Они не могут придержать зерно, поэтому все в долгах. Их приходится отдавать в сентябре-августе, когда закупочная цена зерна еще не сложилась. Поэтому они вынуждены продавать его по дешевке. Прошлой осенью многие, раздав долги, радовались: теперь заживем! Я им говорил: подождите, ребята – придет весна, где деньги брать будете? Так и получилось: зимой, готовясь к севу, начали снова набирать долги.

— Не планируете еще прирасти землей?

— Нет. Мало пашни — плохо. Сильно много — тоже плохо. У меня 6 тыс. га: 3 тыс. засеваю, 3 тыс. под парами держу. Больше иметь – труднее все контролировать. А где нет постоянного контроля, не избежать потерь.

— Ваши дети работают с вами?

— Со мной. Старший, Владимир, уже врос в землю. Средний, Александр, сейчас в Саратов просо возит – цена там вроде бы нормальная. Дети у них растут. Младшему, Павлу, 18 апреля свадьбу сыграли. Жизнь идет. В селе, если нормально работать, можно жить не менее, а более достойно, чем в городе.

В тему

Юрий Ветохин:

— Однажды мой товарищ из другого района стал смеяться над нашей урожайностью: «Вы там не умеете работать…» Когда есть дожди, мы все умные, все умеем работать. А ты сумей сработать, когда, как у нас, нет дождей…

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here