Прошло чуть больше года с тех пор, как кресло главы администрации региона занял Герой России Андрей Бочаров. Что изменилось в регионе за это время? Какие тенденции обозначились в разных сферах жизни? На эти и другие вопросы ответили эксперты, которые собрались за круглым столом в «ИНТЕРе» на прошлой неделе. 

 Владимир Попов

Владимир Попов, депутат Волгоградской областной думы от «Единой России»:

— В вопросе, который мы сегодня обсуждаем, есть две составляющие: одна — политическая, другая — экономическая. В политической плоскости Андрею Ивановичу, несомненно, удалось добиться успехов. Во-первых, закончилась оголтелая травля области в прессе, в том числе федеральной. Во-вторых, прекратилось жесткое противостояние силовых структур с руководством региона. В-третьих, Бочарову удалось объединить разрозненные силы, прекратить забастовки и пикетирования, которые прежде мы видели постоянно.

На выборы в сентябре 2014 года он пошел во главе списка «Единой России» и результат был впечатляющим: и его личный, и всего списка. То есть в политическом плане есть несомненные плюсы.

Заметно хуже дела обстоят в плане экономики. Не буду повторять все, что было сказано за последнее время о «Химпроме», скажу только, что бюджет региона потерял из-за его закрытия 600 млн руб. Еще одна потеря — футбольный клуб «Ротор». Его тоже не стало, а ведь команда была славой  волгоградской земли.

Сейчас начинают публиковать первые госстатовские итоги, и мы видим, что в Волгоградской области достаточно серьезный спад по темпам роста объемов производства. У нас резко увеличилась смертность. Не исключаю, что это связано с чехардой с главврачами, по крайней мере, нужно, чтобы ситуацией занялись специалисты.

В течение 2014 года мы много говорили о том, что предыдущее руководство накопило большие долги, а нынешняя команда губернатора успешно их сокращает. Но год закончился, и мы увидели, что долги, оказывается, не сократились, а приросли больше чем на 8 млрд руб. Это тоже нуждается в пояснении.

Тем более странно, что в такой сложной финансовой ситуации дотационная, полностью убыточная область предоставляет налоговые льготы крупным компаниям, чем, собственно, их дотирует. А  лукойловская структура «Ритэк» сократила платежи в бюджет на 4 млрд 600 млн руб. Для области это огромые деньги. Я задавал на заседании Думы представителям областной администрации вопрос: с чем это связано, — но ответа не получил, и все стараются эту тему не трогать.

Еще одна тенденция — закрытие малых предприятий. В этом плане мы — впереди России всей, если исходить из числа предпринимателей на количество жителей области, а в абсолютных числах — вторые после Москвы.

При этом в регионе отменен закон о наказах избирателей. На мой взгляд, это огромная ошибка. Их ежегодно исполнялось более четырех тысяч. А наказ — это коллективное обращение людей по острой социальной проблеме. Депутаты, кстати, к этим деньгам не имели прямого отношения: они только оформляли документы и передавали их исполнительной власти, а дальше уже ее финансовые структуры  отслеживали эффективность и законность расходования средств. Теперь же, поскольку никакого другого механизма взамен наказов не предложено, проблемы на местах практически не решаются.

И еще один момент: в 2014 году мы почти все лето готовили программу стратегического развития Волгоградской области. Как нам было сказано, по поручению Президента и Правительства России. Предполагалось, что программа будет утверждена на федеральном уровне, и свои предложения в нее вносили все главы муниципальных образований. На сегодня такой программы нет и о ней уже не говорят. Но если от нее отказались на федеральном уровне, давайте обсудим внутри области. Должны же мы понимать, как стратегически развивается и куда движется наш регион, на что направить первоочередные усилия.

Инна Прихожан

Инна Прихожан, президент ВРОО «Институт гражданского общества»:

— Согласна с тем, что в общественно-политическом плане климат в регионе несколько успокоился. Хотя в определенной степени это ощущение поверхностное – проблемы, вызывающие напряжение, остались. Но год — это не так много. Необходимо время даже для того, чтобы понять ситуацию и познакомиться с людьми. А вот год, потраченный на переформатирование администрации,  — срок большой. Особенно, если учесть, что любая реорганизация —  полгода нерабочего состояния любой структуры. В результате на протяжении всего этого периода многие руководители структурных подразделений областной администрации не могли рисковать, принимать то или иное решение, потому что не понимали: как они будут работать и будут ли работать вообще. Внутри региональной власти было очень серьезное напряжение, но внешне это ощущалось как застой, к тому же процедура оказалась в значительной степени закрытой.

Между тем новому руководству придется решать очень серьезные проблемы. Это и безработица, и понижение уровня жизни как минимум на треть в ближайшие два-три года. Ситуация настоятельно требует  принятия неординарных решений, умения брать на себя ответственность реализацию программ по выходу из кризиса, поддержания социальной стабильности. Здесь главное для команды – выработать системный стиль работы, переводя энергию в четкие организационные и результативные формы.

Михаил Таранцов

Михаил Таранцов, депутат Волгоградской областной думы от КПРФ: 

— Соглашусь с моим коллегой, что год губернаторства Андрея Бочарова был весьма противоречивым. Одним из слабых звеньев стал Волгоград. Понятно, что органы власти местного самоуправления самостоятельны и независимы от государственной власти. Но ситуация в областном центре была одним из вызовов, который стоял перед губернатором. Считаю, что ничего здесь кардинально не поменялось. Продолжается та же чехарда и непрофессионализм во власти, не решаются ключевые вопросы с дорогами, в сфере ЖКХ и так далее.

Я вижу больше минусов в его деятельности губернатора и в политическом смысле. Так, в прошлом году с его подачи принимали закон о новой схеме организации муниципальной власти — непрямых многоступенчатых выборах, а также продвигали двуглавую систему, включающую сити-менеджера и главу муниципалитета. Она уже показала свою неэффективность в Волгограде, но вместо того, чтобы искать возможность от нее отказаться, ее транслировали на всю область.

В минус я записал бы и то, что сегодня в исполнительной власти выстроена еще более жесткая, еще более неповоротливая и закостенелая административная система, чем прежде. Возможно, я ошибаюсь, но со стороны выглядит так, что руководители среднего звена, председатели комитетов, заместители губернатора боятся лишний раз ему оппонировать. И это не на пользу главе региона.

Удручает, что еще менее самостоятельной стала областная дума, где практически невозможно что-то обсуждать, решать какие-то вопросы. Представители правящей партии голосуют так, как им скомандовали. И это тоже не на пользу делу.

В плюс губернатору я записал бы то, что мы вернулись от правительства к администрации области. Однако при этом число подразделений исполнительной власти не сократилось,  не уменьшилось и количество сотрудников. И хотя мы говорим, что власть у нас слишком дорогая, что расходы на нее нужно уменьшать, на деле урезаны (и справедливо) только расходы на содержание депутатского корпуса и аппарата Думы, но не на структуры исполнительной ветви власти. А между тем под началом у Бочарова — три с половиной тысячи чиновников.

Странной кажется и ситуация с бюджетом. Когда несколько лет назад тогда еще правительство Волгоградской области предложило сократить бюджет по доходам и расходам на следующий год по сравнению с предыдущим на 4,6 млрд руб., создали согласительную комиссию, пару недель обсуждали вопрос, искали варианты. Теперь на 2015 год бюджет стал на 10 млрд меньше по доходам и расходам, по сравнению с 2014 годом — и ничего. Говорят: плюс в том, что бюджет реалистичный. Но кому нужна эта реалистичность, если сегодня даже по зарплате на образование не хватает 2 млрд руб., на культуру 600 млн?

 Сергей Думбров

Сергей Думбров, руководитель КФХ, кандидат сельскохозяйственных наук, фермер с 40-летним стажем: 

— Я не могу говорить так красноречиво, как предыдущие участники, и не располагаю такими цифрами, но могу сказать, какое впечатление у меня лично сложилось о губернаторе и его деятельности. Из сменившихся за последние годы глав областной администрации я плотно общался только с Николаем Максютой. Он не обладал сельскохозяйственными знаниями, но чувствовалось, что старался разобраться в тонкостях отрасли и переживал за ее состояние.

После него пришел Анатолий Бровко, который не знал и не хотел ничего знать о сельском хозяйстве. Чем он занимался два года в области, находясь на должности губернатора, я не знаю. Но помню, что однажды нас, руководителей хозяйств из четырех районов, собрали в Котельниково и заставили ждать его в зале два часа, не начиная совещание. Наконец, он появился, но задержался не больше, чем на пять минут. Спрашивается: для чего нас оторвали от дел?

При Сергее Боженове чувствовалось только одно: идет разграбление области. Я не могу сказать, где, кто и когда этим занимался, сколько было украдено. Но со стороны создавалось именно такое впечатление. Он тоже однажды приехал на совещание в Светлоярском районе, куда пригласили многих руководителей сельхозпредприятий. И, поверьте, даже когда в Волгоград приезжал Президент России, там не было такой охраны. Нас всех перепроверили и перетрясли, а его охранники на вид были похожи на бандитов.

Проводил совещание и Андрей Бочаров. Оно проходило в сельхозакадемии, и губернатор приехал минут за сорок до начала. Без охраны (по крайней мере, внешне ее не было заметно), прошел по деловому в здание, совещание начали вовремя, и он присутствовал на нем от начала до конца. И хотя он тоже далек от сельского хозяйства, но был подготовлен, и откровенных ляпов, которые режут слух аграриев, мы от него не слышали.

Александр Назаров

Александр Назаров, представитель общественной организации «Ассоциация предпринимателей Волгограда»: 

— Нужно признать, что в нашем регионе Андрею Бочарову достались авгиевы конюшни, которые нужно вычищать и вычищать. Проблемы копились годами, поэтому и изменения, которые произошли за последний год (а они есть) не слишком заметны.

Самое слабое звено, конечно, Волгоград, власти которого продолжают ущемлять права жителей города, лишают социальных льгот незащищенных граждан. И это при том, что на эти цели требуются не такие уж большие суммы, которые можно найти, если на то будет политическая воля. Пример тому — события минувших дней, когда на Центральном рынке вскрыли недоплату налогов на 16 млн руб. А у нас есть и другие рынки, которые тоже стоит проверить.

Вторая проблема — засилье бюрократии. Представители малого бизнеса, которые не вошли в новую схему размещения нестационарных торговых объектов в Волгограде, сегодня рискуют потерять бизнес. В ответ на жалобы чиновники присылают отписки, а затем мы узнаем, что данные участки или передаются «своим» людям, или выставляются на торги, по результатам которых их опять же получат нужные люди.

Другой пример: постановление гордумы по поводу утверждения базовых архитектурных решений по торговым павильонам к чемпионату мира по футболу. Согласен, приводить их к единообразию нужно. Но условия прописаны так, что даже у непосвященного человека создается впечатление: разработаны они под определенную фирму, чьи интересы лоббируют депутаты. А это — коррупция.

Стоимость аренды муниципальных помещений в 2014 году возросла в отдельных случаях в 7-15 раз. До настоящего времени после многочисленных комиссий, власти ограничились только обещаниями снизить размер аренды, но дальше дело не идет. Возмущенные данным положением, общественники провели в мае того же года так называемые «похороны малого бизнеса». То же самое с арендой земли под гаражами: ставку снизили только тогда, когда их владельцы уже в этом году под эгидой КПРФ вышли на митинг. Но неужели это — единственная возможность влиять на власть, выстраивать с нею диалог?

 Виталий Арьков

Виталий Арьков, политолог:

— Я далек от мысли, что в области наступила политическая стабильность. Это явление временное, потому что сейчас губернатор вынужден решать экономические проблемы, используя политические рычаги.

Той же Волгоградской гордуме и администрации Бочаров пригрозил — ожидалось, что кто-то задрожит, кто-то даже напишет заявление об уходе от безвыходности (или напишут они — или напишут на них), но затем все снова пошло своим чередом. И если сейчас губернатор станет пытаться изменить сложившуюся в регионе систему именно с экономической точки зрения, я думаю, ситуация уже не будет такой мягкой. Снова на сцену выйдут те же самые голодающие мамочки и история Бровко и Боженова повторится, может быть, еще в большем масштабе. А проблемы останутся, потому что сегодня региональная власть без федеральной принять решение не может.

Если говорить о крупной промышленности, в частности о «Химпроме», мы понимаем что уровень губернатора области не позволяет Бочарову «бодаться» с крупными финансовыми промышленными группами, которые обладают влиянием не только на федеральном, но и на международном уровне. Поэтому проблемы частных крупных владельцев, сворачивание производства, которое они объясняют спадом рынка, решают региональный и федеральный бюджеты. А для решения этих вопросов нужно выходить на федеральный уровень, и на этом уровне решать, что, если закрывается предприятие, то собственники несут полную финансовую ответственность и социальную нагрузку.

Что касается новой команды областной власти, то многие работали и при прежних губернаторах и продемонстрировали свою полную неспособность к чему бы то ни было. Так что совершенно непонятно, почему они снова оказались в команде, если не считать, что за рядом чиновников стоят интересы крупных финансовых групп.

Спускаясь на региональный уровень, могу отметить недоработки областной власти, связанные с организацией сбора средств на капитальный ремонт. В данном случае она продемонстрировала, что не в состоянии организовать этот процесс. Хотя в других регионах все было отрегулировано. В результате деньги тех, кто платит в фонд через УК или ТСЖ, вообще могут не дойти по назначению. А поскольку с собственниками жилья не заключены договора, то впоследствии они не смогут предъявить никаких претензий.

О предстоящем чемпионате мира по футболу. Заявлялось, что подготовка к нему позволит организовать новые рабочие места, а в результате тендеры выиграли в основном иногородние компании, которые даже не платят налоги в муниципальный и региональный бюджеты, а местные фирмы участвуют только в роли субподрядчиков.

 Александр Назаров:

— Позвольте мне еще раз взять слово и сказать, что, несмотря на множество проблем, которые мы отметили, возможно, год спустя мы встретимся на этой же площадке и будем говорить уже о достижениях. Понимаю, что сегодня это звучит как утопия, но хочется верить в то, что в области произойдут изменения к лучшему: появятся хорошие дороги и парки, отремонтируют аэропорт и построят стадион, власти найдут новые источники пополнения областной казны. Хочется в это верить, ведь жить в этом регионе нам.

 

 

 

 

 

 

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here