ТАРАНЦОВПосле принятия бюджета Волгоградской области на 2015 год споры о том, как жить региону в недалеком будущем, не утихли, а, напротив, обострились. Так, в условиях кардинального урезания финансирования региональное министерство культуры вынуждено было приступить к выработке особого антикризисного плана. Аналогичные меры стоит предпринять и в сфере ЖКХ, а также в области физкультуры и спорта — здесь сокращение ассигнований наиболее заметное.
О том, как проходило обсуждение и принятие главного финансового документа региона, «ИНТЕРу» рассказал депутат Михаил Таранцов. Он был одним из немногих парламентариев, кто голосовал против принятия бюджета.
— Хочу процитировать заключение региональной Контрольно-счетной палаты, представленное на заседание облдумы, где законопроект обсуждался в первом чтении, — говорит Михаил Александрович. — Специалисты КСП увидели в документе ряд концептуальных недостатков. В частности, они усомнились в обоснованности основных параметров бюджета и отметили невозможность оценки достоверности реестра расходных обязательств области на 2015 год.
Напомню также, что по доходам и расходам бюджет, по сравнению с нынешним годом, сокращается на сумму более 10 млрд руб. Если учесть, что в целом он составляет около 70 млрд руб., то цифра более чем серьезная. И больше всего меня огорчило, что депутаты беспрекословно проглотили это сокращение. Хотя пару лет назад при попытке исполнительной власти представить бюджет, меньший по сравнению с предыдущим годом на 4 млрд руб., кипели страсти, была создана согласительная комиссия. Сегодня же заинтересованные стороны даже не попытались использовать фактор времени (до нового финансового года еще более полутора месяцев), проработать предложения экспертов и ряда депутатов. Бюджет просто приняли с подачи исполнительной власти.
Между тем в документе на 2 млрд 300 млн руб. сокращено финансирование расходов по мерам социальной поддержки — это около 19%. Сокращено финансирование и других направлений, кроме разделов «правоохранительная деятельность» и «обслуживание госдолга». Раздел «экономика» — на 20%, ЖКХ — на 47%, «образование» — на 22%. Но больше всего не повезло культуре и спорту — финансирование обоих разделов сокращено почти на 55%. Правда, в рамках второго чтения на культуру прибавили около 80 млн. Но когда в 2014 году на эти цели выделялось 1 млрд 300 млн руб., а в 2015-м «резанули» более 700 млн руб., то, как вы понимаете, 80 млн ситуацию не спасают.
Печально, что депутатский корпус в целом не прислушался к поправкам, внесенным ко второму чтению мною и некоторыми моими коллегами. Речь, в частности, шла о финансировании депутатских наказов, которое решили отменить. Нам говорят: есть профильные министерства и ведомства, и они не враги своему народу. Но моя пятилетняя практика показывает, что с общеобластного уровня далеко не всегда удается дотянуться до конкретных проблем того или иного поселения, детсада, больницы, школы. Депутат их видит и слышит, потому что общается напрямую с людьми.
Например, пару лет назад к нам обратилась одинокая мать, на руках у которой были две девочки-близняшки с ДЦП. Она просила приобрести для ее дочерей специализированную коляску, цена которой составляла 262 тыс. руб. Ни одна из властных структур, в которые она обращалась, не могла решить этот вопрос в силу ряда объективных сложностей. И удалось это сделать как раз с использованием средств, выделенных на депутатские наказы. К тому же возможность выполнять наказы избирателей имела еще и политический аспект: за счет небольших сумм можно было снимать социальную напряженность в различных уголках региона.
Теперь мы, депутаты, не можем оказать такую помощь нуждающимся в ней людям. И единственной возможностью для них остается обращение к руководству области. Возможно, если таких обращений будет достаточно много, взгляд на проблему изменится.
На рассмотрение коллег я вносил еще одну поправку, касающуюся финансирования ТОСов. В нынешнем году расходы на эти цели урезаны более чем вполовину: с 350 до 150 млн руб. А ведь благодаря этим средствам решались многие местные проблемы.
Не приняли думцы мою поправку, предполагающую увеличение расходов на высокотехнологичную медпомощь. Здесь сумма также урезана с 300 до 150 млн руб.
Отдельно хотелось бы сказать о Волгограде. В 2013/14 годах у города отняли 2,5 млрд руб. Сейчас его доходная часть становится еще меньше: если прежде с каждого собранного на его территории налогового рубля оставалось более семи копеек, то теперь — менее семи. И, к сожалению, представители обеих ветвей городской власти даже не попытались отстоять интересы областного центра.
Считаю, что даже такое сокращение доходной части городского бюджета не оправдывает намерения волгоградских властей приостановить многие меры социальной поддержки населения — этот вопрос сейчас обсуждают в коридорах власти.
Профильный комитет гордумы уже высказался категорически против этой инициативы. Бюджет города составляет около 15 млрд руб. И я со своей стороны могу сказать, что 360 млн руб., которые намерены сэкономить чиновники, — не та сумма, из-за которой можно нагнетать недовольство среди горожан. Тем более что речь идет об отмене выдачи молока малоимущим семьям, компенсации за проезд школьникам, бесплатного питания учащихся из малообеспеченных семей, льгот отдельным категориям родителей детсадовцев и ряда других.
Есть ли выход? Насколько мне известно, сейчас обсуждается подписание соглашения между Волгоградом и областью о том, что если город будет собирать НДФЛ более установленного плана, то часть этого налога он получит в собственное пользование. Для Волгограда это, действительно, стимул более предметно работать в данном направлении, ведь НДФЛ — один из основных и наиболее перспективных с точки зрения собираемости налогов.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here