dm2675edkqmyzuqj_1024x768Тот весенний вечер для двух друзей-волжан ничем не отличался от прочих. До той минуты, пока судьба не свела их с неким г-ном Филатовым, которого они ограбили. Такова, по крайней мере, версия следствия, возбудившего в отношении молодых людей уголовное дело по ч. 2 ст. 162 УК РФ – «разбой». Теперь, если вина молодых людей будет доказана, им грозят реальные тюремные сроки и немалые денежные штрафы. Но самое страшное, если ребята окажутся виноватыми без вины: ведь сам Андрей Чебурахин и его приятель Олег Коваленко говорят, что Филатов их «подставил». «ИНТЕР» попытался провести свое расследование и разобраться: на чьей стороне правда?

Версия «разбойников»

Олег рассказывает: в среду, 17 апреля они отправились с Андреем прогуляться. Погода стояла самая что ни на есть весенняя, на расположенной неподалеку от их домов спортплощадке соседские мальчишки гоняли мяч. Друзья присели «поболеть» за своих знакомых. Ближе к девяти вечера собрались домой.

Шли дворами, болтали. Точнее, говорил в основном Олег: у Андрея врожденное заболевание, и речь у парня несвязная. Но друзья прекрасно друг друга понимали: ведь прожили они бок о бок 18 лет, с рождения Олега.

– Мы вышли из арки домов №113 и №111 по ул. Карбышева и направились к магазину «Стрелец», – поясняет Олег. – Перед нами шел мужчина в красной олимпийке, он завернул за угол магазина. Позже мы узнали, что его фамилия Филатов. Зайдя за магазин, мужчина выпал из нашего поля зрения. А когда мы приблизились, он неожиданно развернулся и ударил меня в правый висок. Я ответил, Андрей тоже. После этого Филатов побежал в ту сторону, куда шел изначально. Пока мы приходили в себя, мимо прошел сотрудник полиции (Роман Олейник – Авт.), который, видимо, шел с работы: рядом расположено здание ППС. Когда он дошел до арки, к нему бросился Филатов с криками: «Грабят! Убивают!». Переговорив, уже оба мужчины подошли к нам, Филатов с хода начал меня быть. Я стал защищаться. Между нами завязалась потасовка. Тем временем полицейский брызнул из газового баллончика. И Андрею, и мне в глаза попал газ. Я зажмурился, а, приоткрыв глаза, увидел, что Филатов снова готовится меня бить и решил убежать. За мной погнался полицейский, который и доставил меня в здание ППС, где уже были Андрей и Филатов.

Свидетель №1

А вот что рассказала «ИНТЕРу» свидетельница, волжанка Ирина Соколова. Вечером того дня она отправилась навестить свою матушку: пожилую одинокую женщину, которая живет в том же доме, что и Чебурахины.

– Мне навстречу попался мужчина в красной олимпийке, который явно находился в подпитии и бормотал себе под нос нецензурщину, – вспоминает Ирина. – Я тогда еще подумала: видимо, товарищ посетил «Остров» – кафе неподалеку, где собираются окрестные любители выпить. Но в общем не обратила на него внимания, и, наверное, тут же забыла об этой встрече, если бы он резко не развернулся прямо передо мной и пошел обратно.

Снова почувствовав перегар, Ирина не сдержалась и произнесла: «Ну и несет!». На что прохожий отозвался отборным матом и, прошагав мимо, бросился к Андрею Чебурахину (его Ирина знала – Авт.) и незнакомому ей парню, которые стояли на углу магазина. Ирина увидела, как мужчина в олимпийке ткнул кому-то из парней рукой в лицо. Крикнула: «Вы что делаете?». Филатов от парней отошел.

– На сердце у меня было неспокойно, и я решила позвонить в домофон маме Андрея, Соне, – признается Ирина. – Но она не отозвалась, и я пошла по своим делам. А уже возвращаясь от своей матушки, увидела Соню возле расположенного тут же, во дворе дома, здания ППС.

Свидетель №2

Другой свидетель, Ирина Шершнева в тот вечер застала продолжение истории.

– Я шла по дорожке между детсадом и школой, следом за сотрудником ППС, – рассказывает она. – На углу перед магазином «Стрелец» стояли знакомый мне Андрей Чебурахин и его приятель. ППС-ник прошел мимо них. Я повернула направо. И тут навстречу, как черт из табакерки, выскакивает мужчина в красной олимпийке с сумкой через плечо. Кричит: «Помогите! Грабят!». Я остановилась, прижала покрепче свою сумку с деньгами. Но за ним никто не гнался. Мужчина пробежал мимо меня и двух мальчишек в сторону полицейского.

Женщина из любопытства пошла следом.

– Завернув за угол, увидела, как «олимпиец» кидается на приятеля Андрея, – поясняет Ирина Шершнева.

Ирина Ивановна говорит, что в тот момент ее больше всего удивило: страж порядка не предпринял никаких усилий, чтобы прекратить избиение. Андрей бросился другу на подмогу, попытался оттащить его из-под ног разъяренного мужчины. Тогда ППС-ник достал газовый баллончик и начал брызгать ребятам в лицо.

– Парено вырвался и бросился бежать, – продолжает Шершнева. – За ним побежал мужчина в красной олимпийке, а Андрей будто замер на месте.

Буквально минуту спустя его окружили полицейские, которые подъехали на частных машинах.

– Обычно-то их не дождешься, – замечает Ирина Ивановна. – А тут появились на счет раз и повели Андрея в здание ППС. Я пошла за ними: все-таки Андрей – свой человек, с его мамой, Соней, мы давно знакомы.

В отделе ППС Ирина Шершнева просидела до 11 вечера.

– Но опрашивать нас никто не собирался, – говорит она. – На Соню только орали по-черному.

Только в сентябре по требованию прокуратуры Ирину Ивановну пригласили в волжский отдел полиции, чтобы она все-таки дала свидетельские показания.

– Но и тогда следователь долго уговаривал меня этого не делать, – удивляется она. – Спрашивал, зачем мне нужны лишние хлопоты, говорил, что придется проходить через детектор лжи, давать присягу. Но я все-таки настояла на своем: чего мне бояться, если я могу рассказать только то, что видела собственными глазами?

Версия «потерпевшего»

Связаться с «потерпевшим» Юрием Филатовым и его «спасителем» Романом Олейником журналисту «ИНТЕРа» не удалось, хотя предложение о встрече было передано через следователя СО-3 УМВД РФ по Волжскому Жаслана Кужагалиева. Но их показания зафиксированы в протоколах допроса. Вот слова Юрия Филатова 18 апреля.

«В тот вечер я шел домой из пивного бара, который находится в торговом центре «Остров». Навстречу – несколько молодых парней. Они набросились на меня, сбили с ног. А когда я каким-то образом смог подняться, попытались убежать. Я бросился вдогонку и, увидев у магазина «Стрелец» сотрудника полиции, позвал его на помощь, а сам продолжил бежать за парнями. Догнал одного, схватил за одежду, упал вместе с ним на землю. Тут подбежал его приятель и они стали бить меня вдвоем.

Через несколько секунд подоспел сотрудник полиции, стал брызгать парням в лицо из газового баллончика. Они встали и побежали с криками: «Мент!». Я опять попытался их догнать, но у меня ничего не получилось. Парни убежали в неизвестном мне направлении».

В начале июня показания Филатова несколько меняются.

«Навстречу мне шли два молодых парня. С одним я нечаянно столкнулся плечом. Он ударил меня в затылок. Второй к нему присоединился и тоже стал наносить удары. В ходе драки один из парней стал тянуть с моего плеча сумку Когда ему это не удалось, они бросились бежать. Я – за ними. Увидев сотрудника полиции, я попросил его мне помочь и продолжил погоню. Догнав парней, я упал, они снова начали меня бить. Но полицейский распылил газ. Он и мне попал в глаза, потому я остался на месте, а полицейский погнался за парнями».

Свидетель №3

В показания сотрудника ОБ ППС УМВД РФ по Волжскому Романа Олейника картина выглядит несколько иначе.

«Возвращаясь с работы, я увидел, что мне навстречу идут трое парней: один впереди, два других – позади. Заметив меня, вторые начали шептать: «Тихо, тихо, мент идет!» Это меня насторожило. Выйдя на освещенную дорогу, я услышал в той стороне шум, после чего обернулся и увидел: первый парень лежит на земле, а двое других его бьют. Они пытались вырвать у лежащего на земле парня сумку, при этом кричали: «Давай телефон!».

Я бросился к ним, попытался успокоить и разнять, но они не реагировали и продолжали избивать лежащего парня, пока он не встал с земли и не стал просить у меня о помощи. Поскольку те двое не успокаивались, я, понимая, что они могут направить свою агрессию против меня, достал газовый баллончик, приобретенный для собственной безопасности, и направил в сторону нападавших».

Версия следствия

По данным следователя СО-3 УМВД РФ по Волжскому Жаслана Кужагалиева, Чебурахин и Коваленко встретили Филатова у дома №117 по ул. Карбышева. Прежде они не были с ним знакомы, но, увидев нетрезвого мужчину, «вступили в преступный сговор, направленный на нападение в целях хищения имущества Филатова из корыстных побуждений».

«Разбойники» наносили «потерпевшему» удары по телу и голове, пытаясь вырвать у него из рук сумку, в которой лежали два сотовых телефона: «Nokia С5» и «Nokia 200», оба стоимостью по 6 тыс. руб.

– Поскольку Филатов оказывал активное сопротивление нападающим, он получил ссадины обеих кистей рук, и закрытый перелом основной фаланги пальца левой кисти, – уточняет следователь.

Некоторое время спустя Коваленко увидел бегущего на помощь «пострадавшему» сотрудника полиции и, по словам следователя, попытался скрыться, но был задержан. А Чебурахин так и остался на месте преступления.

Материнское право

Надежда Коваленко не понимает: как получилось, что избивали Филатова, а серьезные травмы получил ее сын?

– У него все тело было избито, поврежден шейный позвонок, а еще Олег получил удар в висок, – говорит она. – Получается, он целенаправленно бил Филатова по рукам шеей и головой?

В возбуждении уголовного дела по факту избиения Олега Коваленко было отказано. Друзьям предъявили обвинение по ст. по ст. 161 ч. 1 УК РФ (грабеж). Но некоторое время спустя обвинение ужесточили и переквалифицировали в «разбой» (ст. 162 ч. 2 УК РФ).

У Сании Гаппезовны по этому поводу своя версия. Сразу оговоримся: ни подтвердить ее, ни опровергнуть «ИНТЕРу» не удалось. Разговор, который она передала журналисту, шел на пониженных тонах между тремя людьми. А свидетели, присутствующие на тот момент возле СО-3 УМВД РФ по Волжскому, слышали только громкое возмущение нашей собеседницы, но никак не содержание разговора.

– Когда наших сыновей доставили в третий следственный отдел, ко мне и отцу Олега Коваленко подошел сотрудник ППС, – делится она. – Заявил: знает, что я занимаюсь «шариками» (свадебными украшениями – Авт.), а потому уверен, что 100 тыс. руб. для меня – не деньги. И предложил заплатить «выкуп» за Андрея. Тогда, по его словам, дело возбуждать не будут. А если откажусь – статья будет самая жесткая. Так в конце концов и случилось.

Сания, по ее словам, платить отказалась. И так шумно отреагировала на предложение ППС-ника, что ее слова слышали все, кто находился поблизости.

– Я убеждена: откупишься один раз, будешь откупаться вечно, – уверена она. – К тому же я абсолютно уверена, что ни мой сын, ни его друг не виноваты – не такие они ребята, чтобы разбойничать.

Тем временем подозрения Сании Гаппезовны идут еще дальше.

– Парней доставили в СО-3 УМВД РФ по Волжскому вечером 17 августа, а опрашивать начали только в 2 часа ночи 18 августа, – уточняет она. – Ждали, чем закончится торг?

По-своему она трактует и изменения в показаниях Филатова.

– Если бы следствие опиралось на его слова, сказанные сразу после происшествия, когда Филатов говорил исключительно о драке, «преступление» потянуло бы разве что на хулиганство, – поясняет Чебурахина, уже освоившая УК РФ. – Вторые показания, когда Филатов сказал, что парни пытались отнять у него сумку, явно изменены для того, чтобы ребятам можно было «пришить» разбой.

Версия защиты

– Меня настораживает, что следствие по делу Андрея Чебурахина ведется с нарушениями, а в его материалах немало «дыр», – говорит адвокат Эдуард Нагибин. – Так, неизвестна судьба телефонов, которые якобы собирались похитить обвиняемые. При осмотре места происшествия мобильники не были обнаружены ни у пострадавшего, ни у нападавших. Хотя их взяли, как выражаются оперативники, по горячим следам. Более того, следователь и не пытался выяснить судьбу мобильников. Так были ли сотовые? И если они были, почему следствие не поинтересовалось их идентификационными номерами?

Установить, где находились в то время названные телефоны, сегодня не проблема: технические возможности это позволяют. Но воспользоваться ими следствие почему-то не захотело. Не был проведен и следственный эксперимент, во время которого и обвиняемые, и потерпевший могли наглядно продемонстрировать свои действия во время конфликта. Не проверили «разбойников» на детекторе лжи, хотя на этом настаивали их родители.

— Обвинение опирается исключительно на слова Олейника и Филатова, – считает адвокат. – Кстати, мало того, что последний не раз менял показания в ходе следствия, на одном из допросов «потерпевший» и вовсе читал их по бумажке, которую ему вручил следователь.

– Возможно, чтобы тот не путался в своих словах? – предполагает Нагибин.

Адвокат попросил приобщить данную «шпаргалку» к делу, но ему в этом ходатайстве было отказано, как и во многих других.

– Уже 20 сентября следователь приобщил к делу вещественные доказательства: сумку и телефоны, – уточняет Эдуард Нагибин. – Но, по моим данным, сумка – не тот предмет, что фигурировал в деле изначально. А телефонов вообще не видел ни один из участников или свидетелей конфликта.

* * *

То, что следствие велось ненадлежащим образом, косвенно подтвердила прокуратура, не утвердившая обвинительное заключение по уголовному делу. В конце июля оно было направлено на доследование.

О том, что в ходе следствия имели место шероховатости, признался «ИНТЕРу» и сотрудник ГСУ ГУ МВД РФ по области Геворг Сагаян. В подробности Геворг Ваникович не вдавался, сославшись на то, что проверка по жалобе адвоката продолжается.

Удивляет другое: начальник этого ведомства Игорь Ненашев и руководитель главка Александр Кравченко еще в июле в ответ на жалобу адвоката сообщили, что «уголовное дело №138399 по обвинению Чебурахина А. А. И Коваленко О. В. окончено производством и направлено в суд». А «в действиях следователя СУ УМВД РФ по г. Волжскому Кужагалиева Ж. Г. при расследовании вышеуказанного уголовного дела нарушений уголовно-процессуального законодательства РФ не установлено».

– Фактически из данных ответов следует только одно, – делает вывод Эдуард Нагибин, – никто настоятельным образом в правовом поле не рассматривал мои жалобы. Зная о том, что срок предварительного следствия оканчивается 18 июля 2013 г., была сделана просто отписка о том, что дело передано в суд, «там и разбирайтесь». В полицейских верхах, видимо, решили, что прокуратура Волжского однозначно подпишет обвинительное заключение. Однако из-за многочисленных нарушений в расследовании этого не произошло.

В настоящее время дело снова готовят к передаче в суд.

Галина Гунькина

Ст. 161. Грабеж

1. Грабеж наказывается обязательными работами на срок до 480 часов, либо исправительными работами на срок до 2 лет, либо ограничением свободы на срок от 2 до 4 лет, либо принудительными работами на срок до 4 лет, либо арестом на срок до 6 месяцев, либо лишением свободы на срок до 4 лет.

Ст. 162. Разбой

2. Разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, а равно с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, наказывается лишением свободы на срок до 10 лет со штрафом в размере до 1 млн руб. или в размере зарплаты или иного дохода осужденного за период до 5 лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до 2 лет либо без такового.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Одноклассники

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here