dpyg29qepr2hxd2b_1024x768Межсоседские конфликты, не разрешаемые вовремя, могут перерасти в серьезное противостояние

Вахид Шамаев, председатель совета старейшин чеченцев Волгоградской области «Барт-Согласие», в недавнем прошлом член Общественной палаты Волгоградской области (на тему, как построить гражданское общество по принципу многонациональной семьи):

– Я говорил и буду говорить, что пока мы не научимся уважать друг друга, мы, все население России, пока мы не поймем, что надо возродить утраченную культуру России, и спросить потом: «Иван, я помог тебе, помоги и ты мне…»

На фото к этой статье – «помощь» Шамаева фермеру Ивану Вьюнникову: табун его лошадей на вьюнниковской озимке. Что не съедено, копытами истоптано, превращено в месиво.

Подобных снимков – и с отарами овец, и со стадами КРС в кадре – у фермеров Бузиновского сельского поселения Калачевского района скопилось множество. В начале февраля они с

тали бить во все колокола – обращаться со своей бедой во все правоохранительные и административные инстанции. По информации, на 1 января 2014 года в ООО «Зумсо-Агро»-1 Вахида Шамаева (пос. Овражный) насчитывалось КРС – 1250 голов, овец – 9800, лошадей – прочерк, то есть нет.

Цикмаев Алаудин (пос. Овражный): КРС — 25 голов, МРС и КРС – 250. Абдулханов Султан (пос. Крепинской): КРС – 40 голов, МРС – 350, лошадей – 2. Долтухаев Адам (пос. Овражный): КРС — 56, овец – 380, лошадей – 4. Губашев Иса (пос. Белоглинский): КРС — 80 голов, овец – 200. Губашев Бекисат (пос. Овражный): КРС — 50 голов, овец – 15. Шахбанов Магомед (пос. Овражный): КРС – 20 голов, овец – 400. И т. д.

Это по их отчетам. А сколько реально – никто не знает. Всего по Балке Осиновой расположено двадцать чабанских точек. Выпасов за ними закреплено на правах собственности или аренды – ни гектара. А пасут скот, выбивая муниципальные пастбища дочерна, следовательно, незаконно.

– Мы за их использование не можем взять ни копейки арендной платы, – объясняет заместитель главы районной администрации Анатолий Архангельский. – Даем объявление в газете о сдаче пастбищ в аренду. Чабаны подают заявления – кому-то нужно 500 га, кому-то 800… И тут же Шамаев идет наперехват: подает заявление о намерении взять в аренду, по сути, все пастбища округи – более 19 тыс. га. В таком случае администрация обязана провести торги, поставить участки на кадастровый учет, заказать землеустроительные планы. А для этого — провести конкурс между землеустроителями. Время идет. На выходе – ничего. А скот пасется. Когда уже ничего нет на пастбищах – на фермерских посевах. Поскольку законодательная база не дает нам рычагов управления ситуацией, мы пытаемся воздействовать на сознание: ежегодно в феврале собираем чабанов и фермеров, чтобы они, глядя в глаза, выслушали друг друга. Чабаны соглашаются, что травить посевы нехорошо. И – продолжают травить, нанося зерновикам огромные убытки.

Проблема эта не только фермеров. В конце концов их терпение может кончиться – бросят поля. Пайщики не получат арендную плату. А значит, на своих подворьях не смогут держать даже минимум скота, позволяющий семьям кормиться.

Что фермерам делать? Отставив все дела, собирать доказательства. Фото не годятся, поскольку скот стали бирковать (видимо, хорошо заинтересовав ветеринара) хитро: с тыльной стороны ушей. Если даже доказательства не развалятся в суде, штрафы – смешные. Недели две назад, вскоре после того как фермеры подали заявление о потравах, Андрею Штепо позвонил управляющий крепинским отделением:

– Вахид собрался продавать лошадей, просит дать весы, чтобы взвешивать. Сколько с него за это взять?

– А сколько у него голов?

– Четыреста.

– Пусть взвешивает, ни копейки с него не бери. Пусть только продает…

Если лошадей все-таки продаст, чем будет кормить овец (9800 голов) и КРС (1250)? Осенью ни гектара озимых не посеял. Говорит, весной посеет 2 тыс. га ячменя. «Пыль в глаза пускает, — комментируют фермеры. – У него же ни одного гектара нет вспаханного…»

Андрей Штепо, фермер:

– Перед новым годом я разговаривал с Шамаевым. Он оправдывался: «Ты же знаешь, что среди каждой национальности есть плохие люди». А сам он, травящий наши посевы своим скотом, какой? В конце концов, он признался: корма не заготовили, а пасти надо – вот и приходится пасти на посевах. А что-де с ними сделается — верхушки овца съест, а узел кущения останется и весной что-то вырастет. Есть еще один аргумент – навозный: чем озимым вымерзать, лучше пусть их скот съест. Мы благодарить должны чабанов за то, что, покрывая поля навозом, повышают их плодородие…

Николай Олейников, фермер:

– Чабаны не заготавливают и практически не покупают корма. Как им содержать скот? Только пасти на наших посевах – другой возможности нет. Сейчас наступает самый опасный период: после прохода скота по оттаявшей земле она уплотняется так, что на ней три года ничего не растет. В апреле на пастбищах появится зеленка. Как нам сейчас продержаться, уберечь посевы? Нет ответа…

Иван Вьюнников, фермер:

– Кто скажет, сколько в ЛПХ должно быть скота? Когда в нем две-три головы, понятно. Почему сотни голов, которые пасут бичи, тоже личное подсобное хозяйство? Спрашиваю пастуха, явного бича, зачем скот на поле пригнал. Мне, говорит, хозяин приказал. Выгнали мы скот. Через полчаса приехали – он опять на поле. Хозяин винит в потраве бича, бич говорит, что хозяин его заставил. Замкнутый круг. В уборку лошади хорошо нагулялись на наших посевах. Было, сбив ограду, забрели на кладбище. А недавно позвонили из поселка Привольного Светлоярского района: «У нас на школьном поле озимка была замечательная. На нее, как конница Буденного, налетел табун лошадей Шамаева и всю уничтожил…» Нет у нас законодательных рычагов для того, чтобы ограничить этот беспредел…

Сергей Новиков и Александр Чеботарев, фермеры:

– Мы живем честно: платим арендную плату за землю, налоги, а чабаны, выпасая скот на наших землях, не только ничего не платят в бюджеты, но и получают из бюджета субсидии на содержание скота. Местное население имеет в ЛПХ одну-две коровы – столько, сколько может прокормить, с лета заготавливает для них корма: солому, дробленку, скирдует сено. А другие в том же статусе ЛПХ, ничего не заготавливая, кроме отар овец, держат до полусотни и больше КРС. Как это им удается? У них кормовая база – наши посевы. Скажите, это нормально?..

Кстати, о субсидиях. Уже после встречи с фермерами стало известно, что Вахид Мамаевич Шамаев проходит подозреваемым по делу о мошенничестве: на счет его фирмы «Зумса-Агро-1» было перечислено более 1 млн руб., полученных в качестве субсидий фермером Салиховым, как полагает следствие, по подложным документам. В ходе проведенных обысков, кроме «подтверждающих мошенничество» документов, были изъяты два незарегистрированных ружья.

Надежды на то, что следственные органы заодно заинтересуются, где и как Шамаев выпасает свой скот, нет. Укради он мешок зерна – можно привлечь к уголовной ответственности. За незаконный выпас скота и потравы, наносящие фермерам и бюджетам колоссальные убытки, к уголовной ответственности не привлечешь.

5 марта Калачевская районная администрация, соберет животноводов и зерновиков, будет давить на сознание чабанов, призывая к моральной ответственности. А кто привлечет к ответственности наших законотворцев?! Напомнит им, что неразрешаемые вовремя на правовом поле межсоседские конфликты, бывает, перерастают в куда более серьезные.

Раиса Мотузова

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here