фото: Соцсети

Россиянке Анастасии Поповой выставили счет в частной клинике ОАЭ 15 000 000 рублей за умершую мать. Без оплаты этих денег 34-летняя жительница Тамбова не может вернуться на родину. Анастасия не имеет права забрать тело матери и покинуть Эмираты без разрешения.

«Госпиталь сказал представителю консульства РФ, что уверен в моей платежеспособности и что вопрос со счетом будет закрыт. Но о размере скидки они готовы говорить только после того, как будет оплачена хотя бы часть этой суммы. Муж прилетел из Тамбова, привез 100 000 дирхам — это 2 миллиона рублей. Страховая же компания, где мы купили стандартный полис, вообще не отвечает на наши звонки и запросы больницы».

 Казалось бы, ничто не предвещало беды. 57-летняя диспетчер скорой Наталья Михайловна Попова отправилась отдыхать на осенние каникулы в Эмираты вместе с дочкой Настей и двумя внучками, 3 и 10 лет. «У нас был замечательный отель, прекрасный отдых. Мы с мамой лучшие подруги и нам было очень хорошо проводить время вместе», — не может придти в себя Анастасия.

Но 29 октября пенсионерка сделала шаг к бассейну и внезапно потеряла сознание, она только успела сказать дочери, что ей плохо. Изо рта полилась пена. Вызвали скорую. Диагностировали разрыв аорты.

Расслое́ние ао́рты (расслаивающая аневризма аорты) — разрыв аорты (крупнейшей артерии), который приводит к тому, что кровь затекает между слоями стенок аорты и расслаивает их дальше. Если расслоение прорывает стенку аорты полностью (все три слоя), то происходит быстрая массивная кровопотеря. В более чем 90% случаев это приводит к смерти, даже если вовремя начато правильное лечение.

Практически все местные клиники отказались от больной, предупредили, что та, возможно, безнадежна. Лишь один из самых дорогих госпиталей Дубаи согласился принять россиянку и сделал осторожный оптимистический прогноз. Операция на открытом сердце действительно прошла успешно. Но потом отказали почки. Подключили гемодиализ. Не помогло. Женщина впала в кому, в которой провела с переменным успехом около трех недель.

«С менеджерами клиники я общалась на английском, подписывала документы, смысл многих из которых могла не до конца понимать, давала разрешение на ввод лекарственных препаратов. Конечно, я отдавала себе отчет, что хирургическое вмешательство стоит дорого, порядка 176 000 дирхам, то есть, три миллиона рублей. Но я была готова заплатить последнее, чтобы только мою маму спасли», — продолжает Анастасия.

Срочно прилетел муж и 8 ноября увез дочек на родину. Настя осталась у постели больной. Как она утверждает сейчас, в последние дни Наталье Михайловне стало значительно лучше, ее вывели из комы, она что-то пыталась сказать. Молодая женщина даже записала совместное видео с матерью и отправила его в Тамбов отцу.

«Я была уверена, что нам удастся выкарабкаться. Врачи даже назвали предполагаемую дату, когда нам могут разрешить вылететь домой — 30 ноября. Но позавчера у мамы вновь начало путаться сознание, похолодели руки, посинела кожа… Все это время я была рядом с ней… Она умерла».

Госпиталь выглядел как в кино и вселял надежду в тех, кто сюда попадал. «Он был как из голливудского блокбастера, мне хотелось верить, что маме здесь помогут», — восклицает девушка. Насколько и вправду тяжелобольная способна была выздороветь при столь неутешительном диагнозе, или ее дочь просто хваталась за последнюю соломинку, а сотрудники vip-клиники поддерживали в ней эту иллюзию, чтобы заставить раскошелиться, мы сказать не можем.

Cразу после смерти Натальи Михайловны настал момент платить по счетам. И оказалось, что семья должна за лечение эквивалент 15 миллионов рублей. Дороги были не только хирургические вмешательства, но и само пребывание в элитной больнице. Каждый день здесь обходился порядка 600 000 рублей. Умножьте эту цифру на три недели.

Таких денег у россиянки не было. А страховая компания, на которую она надеялась, что та покроет хотя бы часть расходов, вообще «слилась».

Когда я спрашиваю у Анастасии, все еще находящийся в Эмиратах, не думает ли она, что арабские доктора просто выкачивали из нее средства, заставляя поверить в то, что мама встанет на ноги, а на самом деле лишь проводили паллиативную поддерживающую терапию, она отвечает, что такого быть не может. «Они объяснили мне, что мама может не выжить. Но я была уверена, что она встанет на ноги. У них очень высокий уровень оказания помощи и я уверена, что они сделали все, что могли и теперь вправе ждать от меня оплаты».

Покинуть страну женщина не имеет права. В противном случае против нее могут возбудить уголовное дело, задержать на границе и тогда она станет не просто должницей, но и преступницей. Закон ОАЭ к иностранцам строг.

«Пока снимаю маленький отельчик в пяти минутах ходьбы от бывшей маминой клиники. Здесь, конечно, безопасно, но это совсем не тот уровень, где мы жили раньше, и по вечерам я опасаюсь выходить одна на улицу».

После того как история Анастасии и ее мамы попала в интернет, многие наши соотечественники, живущие и работающие в ОАЭ, стали помогать девушке. Сейчас она не чувствует себя одинокой. Но все еще находится в шоке. И не верит в случившееся. Она не знает, что будет делать завтра: ведь 15 миллионов — слишком огромная сумма, чтобы получить на нее кредит в банке или собрать через интернет.

Анастасии посоветовали подать личное прошение эмиру Дубаи: возможно, увидев такую любовь и преданность россиянки к матери, шейх Моххамед решит помочь ей.

«В любом случае тело моей мамы здесь, оно все еще не похоронено, и я не вернусь домой без нее», — утверждает женщина. Две ее маленькие дочери в Тамбове все еще не знают, что бабушки больше нет и ждут дома уже свою маму.

 

mk.ru

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Одноклассники

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here