Волгоградец, лишившийся рук и ног, совершил путешествие через всю Россию на хэндбайке

Наверное, каждый из нас хотя бы раз в жизни мечтал вырваться однажды из монотонных будней и рвануть на край света. Но держат работа, семейные обязанности, собственные лень и инертность, наконец. А вот волгоградец Алексей Костюченко взял – и решился. И отправился весной 2017 года в путешествие по России – от Питера до Владивостока.
И не на автомобиле, и не на своих двоих (ног у него нет уже 18 лет – несчастный случай), а на хэндбайке – гибриде велосипеда и инвалидной коляски, который приводится в движение с помощью рук.
Смастерить его помогли участники волгоградского Ротари-клуба. Сложность была в том, что и одной кисти у Алексея тоже нет, а на второй практически нет пальцев – результат того же несчастного случая.

Города не для хэндбайков

На хэндбайке, а не пёхом
В дальний путь собрался Лёха.
Не впустую будет прожит
Год семнадцатый мной, может.

Старт велопутешествия на Красной площади

Удачи Алексею Костюченко волгоградские ротарианцы пожелали 28 марта 2017 года. И началось путешествие длиной более чем в 10 тысяч 300 километров и 440 дней.
Старт ему был положен 9 апреля в Санкт-Петербурге. Через две недели Алексея уже встречали в Москве «Ночные волки». А через пару дней подъехал и Ильдус Янушев – экс-депутат Казанской гордумы, собравшийся в «кругосветку» на велосипеде через Европу, Америку и Китай.
Договорились – встречаются во Владивостоке. И 11 апреля их проводили с Красной площади в путь – каждый отправился своим маршрутом.
«Катил по холодку шустро, – выкладывает Алексей отчет о путешествии на своей странице в Facebook. – Но перед Владимиром появились горки, о которых я после Валдая, считай, забыл. От предложения осмотреть город из машины я отказался, а на хэндбайке это невозможно – холм на холме!».
Вообще, изначально маршрут Алексей прокладывал в объезд городов.
«Продукты стараюсь закупать в деревнях, селах и поселках, потому что я знаю, что такое «доступная среда» в России. Как правило, в магазины на коляске не попасть. Тем более, если у нас предусмотрены пандусы для простых инвалидных колясок, то моя – особенная, и я по любому в магазин не проеду. Поэтому, когда нужно купить продукты, гляжу на лица людей, выбираю самое доброе, обращаюсь к нему и говорю: «Уважаемая дама, не могли бы вы мне помочь зайти в магазин, купить то-то и то-то?». И даю деньги. Люди откликаются».

«Страшилки» не подтвердились

Упирается в грудь
Гонор встречных машин.
Продолжается путь
Под шуршание шин.

Свобода передвижения!

Когда Алексея спрашивают, не слишком ли это тяжело – преодолевать такие расстояния одному, он возражает: «На дороге нас трое – Господь Бог, коляска и я».
«Перед пробегом я получил множество «страшилок» о хамстве «дальнобоев» по отношению к велосипедистам и никудышным дорогам страны. Пока из этого ничего не подтвердилось. Лихачи на дорогах, конечно, встречаются. Но меня не подрезали ни разу. А вот на обгон идут – меня за встречную машину не принимают почему-то, и приходится уходить на щебень.
Родных КаМАЗов на трассе очень мало, поток забугорных фур. Дальнобои ведут себя корректно, объезжают аккуратно с приличным радиусом».
Проснувшийся юношеский максимализм подстёгивал преодолевать подъёмы и спуски на одном дыхании, преодолевать по 100 км в день вместо запланированных 50. Иногда вынужденно – не попадалось ни одного отеля на пути, и двигаться приходилось в темное время суток.
Опять же – о дальнобойщиках.
«Подъехав уже в ночи к очередному населённому пункту, опять не нашёл гостиницы (просто нет), остановившись на освещённой площадке стал размышлять где поставить палатку. От рядом стоящей фуры раздался вопрос: батя, что ищешь? Дальнобойщик из Элисты пригласил меня переночевать у него в кабине, я с удовольствием согласился, время было 23.30 вечера.
Кабина фуры «Вольво» здоровая, тёплая. Витёк выделил мне нижнюю полку, сам залез наверх».

Непокоренный Урал

Скрипит хэндбайк протяжно.
Я говорю ему – терпи,
Доехать очень важно
До окончания пути.

Бывали и проколы — шин

Покорение Урала далось непросто. Хотя сам Алексей рассказывает об этом этапе своего пути легко и образно: «В Челябинскую область я покатил с трепетным чувством покорения гор. У дождей прогулов не было, тучи то догоняли меня, то ползли мне на встречу, а то заходили на меня в атаку справа иль слева – скучать всю дорогу было некогда!»
На самом деле даже представить сложно, каково пришлось одинокому путешественнику в таких условиях. А следом начались затяжные подъёмы – тягуны.
«Компенсировались трудности подъёмов созерцанием красот горного Урала с вершин очередных побеждённых тягунов. Ехать по равнине это одно, а каждая покорённая вершина прибавляет усталости, но и ощущение победы (пусть локальной) над природой, причём красивой, легендарной, уральской!»
Но перед симовским подъемом прежние оказались «детским лепетом». Самостоятельно было не взобраться. На удачу, как раз перед этим подъемом Алексея встретили местные друзья – давние знакомые, как и он, инвалиды – вместе они путешествовали в Крым.
Пришлось смириться с временным поражением и преодолеть препятствие на их автомобиле. Но от мысли о покорении Урала Алексей не отказался – это впереди.
«Фраза: главное не победа, а участие – родилась во время службы в лондонском соборе Святого Павла. Епископ Пенсильванский вспомнил об истории марафонца Дорандо Пиетри, который упал перед самой финишной ленточкой. Утешая неудачливого итальянца, а вместе с ним всех проигравших на Олимпиаде в Лондоне, епископ и произнес эти исторические слова.
Я не приемлю это высказывание – не при-ем-лю! У мужика должно присутствовать только одно стремление, быть первым, быть победителем, и это заложено в нас на генном уровне. Мужика не надо утешать, конечно, если это мужик!».

«Научишься падать – научишься жить!»

Дорожной романтикой пАхну,
С мулатами схож на лицо.
Не в дом-интернате я чахну,
Качу, как когда-то Рубцов.

Это Байкал!

В Иркутске пришлось осесть на зиму. Прибыл туда в сентябре, преодолев около 6 тысяч 600 километров, и попал аккурат на закрытие мотосезона. Когда даже мотоциклы ставят на прикол, двигаться дальше на хэндбайке было бы самоубийством.
Полгода прошли во встречах, посещениях театров и музеев. А в марте Алексей принял участие в «Ледовом походе 2018» по озеру Байкал – для людей с ограниченными возможностями его организовал иркутский благотворительный фонд «Губерния».
А в апреле – снова в путь.
«Качу себе, качу, размышляю о будущем, о прошлом. С недавних пор модной стала профессия психолог, с этими специалистами я общался в домах-интернатах для престарелых. Но самый лучший психолог – это свобода и отношение людей, как к равному, без сюсюканий и недомолвок, без наставлений. А удивление людей при встрече, по ходу путешествия, это нормально, это подзадоривает».
«Тем, кто столкнулся в жизни с проблемами: делайте, на первый взгляд, необдуманные поступки. Что бы мы, инвалиды, не делали, все воспринимается не на «ура». Но не стесняйтесь оторваться от окошек, через которые мы смотрим на мир – идите к людям. Упал раз, упал два, упал три – на четвертый-пятый раз научишься падать, а значит, научишься жить – красиво и ярко. Желаю вам этого. И говорю: проверено – мин нет, жизнь – во!»

Фото со страницы Алексея Костюченко в Facebook

Стихи Алексея Костюченко

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Одноклассники

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here