33 богатыряТемные пятна Сталинградской битвы  — сколько их? Чего греха таить, в годы тоталитарной системы многие события ВОВ были искажены и приукрашены. Но с другой стороны, при наступлении так называемой гласности, бывшие подпольные антисоветчики кинулись подвергать ревизии всю историю Второй мировой. Особенно преуспел в этом разведчик-перебежчик, взявший себе литературный псевдоним — Виктор Суворов.

К примеру, он собрал «неопровержимые» косвенные доказательства, что Сталин планировал напасть на Германию, и что Гитлер опередил его на считанные дни. Его сенсационные книжки разошлись большим тиражом. Но как Генсек мог мечтать о нападении, если под Гитлером лежала вся Европа, а Красная Армия с трудом разобралась с маленькой Финляндией? — Возразим мы.

Темные пятна Сталинградской битвы

Споры об истории великой битвы на Волге не утихают по сей день. Вот и в редакцию «ИНТЕРа» обратился читатель, бывший фермер из села Самофаловка Городищенского района Геннадий Поляков. Вблизи этого населенного пункта проходили особенно ожесточенные бои. В частности, в районе села Россошка состоялось героическое сражение, получившее наименование «Подвиг 33-х» и неофициальное название «33 Богатыря». Одна из публикаций об этом событии в районной газете и послужила поводом для визита нашего читателя.
Как выяснилось, Геннадий Поляков хорошо знаком с книгами разведчика-перебежчика, взявшего себе литературный псевдоним Виктор Суворов. Этот публицист собрал «неопровержимые» косвенные доказательства, что Сталин якобы планировал напасть на Германию, и что Гитлер опередил его на считанные дни. Его сенсационные книжки разошлись большим тиражом. Помимо всего прочего, Суворов ни во что не ставил профессионализм наших военачальников.

Но читатель «ИНТЕРа» именно из его книг узнал о подвиге 33-х, и то, что он узнал, расходилось с публикацией в районной газете. С этими сомнениями читатель и обратился в «ИНТЕР».
Недоверие жителя Городищенского района вызвал то, что 24 августа 1942 года 33 бойца, вооруженные в основном винтовками, а также автоматами, бутылками с горючей смесью, противотанковыми гранатами и одним(!) противотанковым ружьем, смогли оставить на поле боя 27 сожженных танков, и уничтожить 150 солдат противника. При этом сами остались живы.
«Если у нас были такие умелые воины, почему же Паулюс прижал наши войска к Волге, а на всем протяжении (9 км) от Царицы до Купоросной балки вышел к реке?» — задается вопросом Геннадий Петрович. Ответ может быть простой. Таких чудесных удач в нашей армии на тот момент было гораздо меньше, чем неудач. Но они были. И широко освещались, потому что страна нуждалась в героях — для поднятия боевого духа.

Уран

Но ближе к началу грандиозной операции «Уран» наши частные неудачные — с виду — наступления призваны были отвлечь внимание врага и посеять у него иллюзию слабости противника, дабы у вермахта не возникло мысли оставить Сталинград. И сорвать тем самым операцию века, которая, тем временем, продолжала тщательно, в глубокой тайне готовится.

Правда, подобная «инсценировка» требовала больших жертв — в основном, молодых, необстрелянных новобранцев. Но Сталин, как известно, за ценой не стоял. (Надо признать, что идеи «инсценировки» не разделяются пока большинством историков).
Что касается подвига 33-х, то стоит учесть, что за день до сражения враг вышел к Волге в районе нынешней плотины, наступая с плацдарма у Вертячего и Песковатки. Значит, наиболее боеспособный авангард немцев уже прошел. Позиция наших героев у с.Россошка оказалась на периферии, проделанного врагом «коридора» (его так и окрестили в нашем Генштабе – «Сталинградский коридор»). Для расширения коридора немецкому командованию, пришлось бросить, по-видимому, не самых опытных вояк.
Во всяком случае, подвиг 33-х внес существенный вклад в то, что врагу не удалось сходу прорваться в тыл наших войск, а затем к Сталинграду. «Сталинградский коридор» так и остался коридором еще на длительное время.

МНЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА

Разобраться, что правда в этой истории, а что нет, помог ведущий научный сотрудник музея-заповедника «Сталинградская битва» Артур Джагинов. Он собрал целый пакет материалов по нашей теме: от ксерокопии «Сталинградской правды» за 29 сентября 1942г. до «военно-исторических журналов» разных лет.

В одной из статей этого уважаемого издания на 8 страницах дается подробное изложение боя и научный анализ некоторых неточностей, допущенных корреспондентами в спешке, по горячим следам, и растиражированных позднее.
Удивительно, но устранение неточностей только добавляет славы нашим «богатырям». Похоже, что фронтовые газетчики, как и наш читатель, усомнились кое в чем. К примеру, в том, что ни один из бойцов не видел раньше наступающего танка (дивизия только-только прибыла с Дальнего востока).

Никто не имел специальности бронебойщик, а ружье ПТР с 20-ю патронами было найдено случайно на поле боя. Вся группа состояла из разведчиков, связистов и пехотинцев. Автоматов – всего 12.
Артур Джиганов считает, что мгновенное распространение истории подвига 33-х, было необходимо для купирования имевшей место «танкобоязни». Оказывается, добротный, глубокий окоп является надежной защитой от стального монстра, — даже если он проутюжит окоп гусеницами.
В этой же связи Джагинов напоминает о четвёрке бойцов Петра Болото, подбившей 15 танков из 2-х ПТР, и шестнадцати кочетковцах. Всё это хрестоматийные примеры из начального периода Сталинградской битвы.
На наш взгляд, в этой истории стоит особо довериться Николаю Крылову – генерал-майору, начальнику штаба 62-й армии и его мемуарам «Сталинградский рубеж». Это удивительный человек – до Сталинграда он руководил обороной Одессы, а затем Севастополя в должности начштаба Приморской армии. После этих знаменитых сражений, ранения и госпиталя ему доверили главное направление летней кампании.

Крылов

Как раз 24 августа Крылов прибыл в штаб 87-й дальневосточной дивизии, с которой оборвалась связь. Дивизия была застигнута врагом на марше, в голой степи и почти полностью разбита авиацией, и танками. Генерал вместе с командиром дивизии с горечью, сжимая кулаки, наблюдали в бинокли, как втягиваются в образовавшийся коридор колонны машин с пехотой в сопровождении танков.

Атаковать их было не чем. Но вскоре пронеслась группа «ИЛ-ов» и послышались залпы «Катюш». Там где скрылись колонны, поднялись клубы огня и дыма…
Вот что писал Николай Иванович.
«…Об этом я упоминаю не только для того, чтобы отдать должное полковнику Казарцеву, другим командирам 87-й дивизии, сумевшим подготовить своих людей к испытаниям войны. Подвиг 33-х говорил о большем. Он отразил, мне кажется, самое характерное в тогдашнем состоянии духа бойцов нашей армии, нашего фронта: понимание того, что за спиной у них такой рубеж, отдать который просто немыслимо. И растущее сознание собственной силы».
А нашему пытливому читателю посоветуем переключиться от «историка» Суворова к мемуарам наших полководцев: Жукова, Василевского. Рокоссовского… И ветеранов. Там можно найти много неожиданной правды.
Михаил Бобиченко, член Военно-Исторического общества РФ.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Одноклассники

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here