Как спасти ребенка от «группы смерти» в интернете: советы волгоградцам от врача-эксперта

Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

Как спасти ребенка от «группы смерти»? Это, пожалуй, сегодня вопрос номер один для большинства родителей. Эксперты уверены: интернет – пространство более опасное, чем самый криминальный район города! Не случайно на прошлой неделе Госдума приняла в первом чтении закон об ужесточении ответственности за склонение к суициду в социальных сетях.

Одной из главных причин, побудивших законодателей внести две новые статьи в Уголовный кодекс, стало широкое распространение в сети  «групп смерти», где подростков склоняли к совершению самоубийства. Если закон будет принят, то за подобное станут лишать свободы на шесть лет. Но что делать здесь и сейчас? Мы советуем всем, у кого есть дети  внуки, внимательно прочитать эту статью и передать советы опытного врача своим знакомым. За детей надо бороться всем миром, иначе счет невосполнимых потерь будет только расти. 

Как спасти ребенка от «группы смерти» в интернете

ИНТЕР на своих страницах неоднократно поднимал эту более чем тревожную тему. Так, эксперты собирались за круглым столом в редакции и давали свои рекомендации родителям  педагогам, искали причины беды. Статистика печальная: уровень подростковых самоубийств в России в последние два года примерно в три раза превысил аналогичные показатели в Европе. С начала года в Волгограде, согласно официальной статистике, двое подростков свели счеты с жизнью с большой долей вероятности под влиянием «групп смерти».

Как спасти жизни и души наших детей? Об этом наш разговор с заведующей отделением медицинской реабилитации несовершеннолетних лиц с наркологическими расстройствами, врачом психиатром-наркологом, психотерапевтом Е. Г. Синолицей.

 Елена Геннадиевна, сегодня проблема суицидов вследствие распространения в Сети игры  «синий кит» обсуждается действительно очень широко. Специалисты систем образования, здравоохранения, правоохранительных органов, психологи и социальные службы активно занимаются профилактикой данного явления и информированием родителей. Казалось бы, при таком повышенном внимании все нюансы проблемы должны быть полностью ясны. Но вопросов по-прежнему остается много…

— На самом деле, в обществе распространяется однотипная информация о кодовых названиях суицидальных сообществ, видах заданий и особенностях поведения подростков, вовлеченных в игру. При этом непонятными остаются важнейшие аспекты явления: какие дети попадают в игру, что движет «кукловодами»-кураторами, какова их действительная цель, что конкретно делать специалистам и родителям с вовлеченными в игру детьми.

Отношение в обществе к этому явлению в настоящее время носит панический и даже истерический оттенок. Это, конечно, оправданно – цена беспечности в данном вопросе невероятно высока. Не менее высока цена времени, упущенного в реагировании обществом на данную беду.

Настала пора переходить на более конструктивный уровень обсуждения проблемы, направленный на накопление реального опыта борьбы с влиянием «групп смерти».

— Какой вы видите эту реальную борьбу?

— Выделю несколько моментов.

Первое. Сетевая игра «синий кит» (или любая аналогичная, носящая другое название) достаточно неоднородна в своих способах воздействия и иных проявлениях.

                                    В Волгоградской области свела счеты с жизнью 10-летняя девочка

В некоторых случаях участники получают однотипный набор команд с некоторыми отличиями. Создается впечатление некоей стандартизации правил игр, обезличенного отношения куратора к своей жертве. Иногда вообще кажется, что диалог с вовлеченным ребенком поддерживает такой же подросток или просто человек с низким уровнем интеллекта и фантазии.

В ряде случаев вовлечение в игру и способы склонения к суициду бывают явно нестандартными, и психологически изощренными. Так, известны случаи, когда в переписку с вовлекаемым лицом вступают третьи стороны, вроде бы пытающиеся отговорить подростка от ошибок, но лишь еще больше склоняющие его к суициду.

Задания кураторов носят характер психологических упражнений, направленных на преодоление психологических зажимов, повышение доверия и создание психологической зависимости от куратора игры. Соответственно и методы борьбы со смертоносным  влиянием должны быть разными.

— Некоторые специалисты-психологи высказывают мнение, что связи между подростковыми самоубийствами и распространением игр в Сети не существует. Дескать, реально довести до суицида игрой можно только личность, изначально имеющую глубокие проблемы и соответствующую предрасположенность. Соответственно, не стоит придавать  «группам смерти» большую роль в совершении самоубийств.  Как считаете вы?

— Мое мнение иного характера. Это второе, на чем хочу заострить внимание.

Вовлечься в игру может любой ребенок, имеющий личностные проблемы или не имеющий, склонный к депрессии или здоровый, изгой или лидер, растущий в проблемной семье или благополучной.  Никто из детей, вступающих в игру, не имеет четкого намерения покончить с жизнью. Среди тех, кто дошел до трагического финала, изначально вряд ли кто-то действовал осознанно, понимал то, что действительно умрет.

Игра может восприниматься как приключение, а мотив вступления может быть связан с чувством одиночества и непризнанности, а может быть просто любопытством, азартом, желанием самоутвердиться, привлечь внимание. Все мотивы накладываются на фон естественных возрастных особенностей: интерес к потустороннему и загадочному, отсутствие чувства самосохранения, иррациональное «ощущение собственного бессмертия», восприятие приглашения в игру как вызова и уверенность в его преодолении («уж я не такой дурак, как все, я смогу с этим справиться»).

— Как подростка погружают в мир смертоносной игры?

— После первого этапа вовлечения в игру начинается процесс захвата контроля над личностью. Подросток погружается в состояние непрерывной депрессии. На такой эмоциональный фон отлично ложатся пессимистичные мысли и убеждения в безысходности. Ребенка вовлекают во вкус нанесения самоповреждений.

Задолго до возникновения игр смерти психотерапевтам был известен феномен психической зависимости некоторых подростков от нанесения самоповреждений. Получение облегчения душевного состояния, психологической разрядки и даже удовольствия от нанесения самопорезов изначально присуще многим из них.

Воздействие на психику ребенка в четыре часа утра также имеет свое обоснование. В это время суток концентрация в организме серотонина и прочих гормонов радости имеет минимальные значения и человек, находящийся в депрессии, испытывает самые интенсивные ее проявления. Кроме того, невыспавшийся ребенок может находиться в пограничном состоянии между сном и бодрствованием, когда психика человека особенно восприимчива к внушениям извне.

В конце концов ребенок подвергается запугиванию. Подвергшись предварительной обработке, он может совсем потерять способность критически оценивать угрозы. Однажды мне пришлось дискутировать с компанией 14-летних, неглупых и не вовлеченных в игру (!!!) детей. Они были уверены, что «сегодня участники «синего кита» выйдут на охоту и будут убивать и случайных людей, и играющих —  неподчиняемых», поэтому день надо провести дома.

На следующий день я спросила у ребят – где же сенсационная информация о многочисленных жертвах расправ? Они были по-прежнему уверены, что массовые убийства в городе точно были, просто замалчивались по каким-то причинам. Что уж тут говорить о детях, зомбированных игрой?

Иногда куратор доказывает ребенку, что знает о нем все, предъявляя ему адрес или другую личную информацию. Это убеждает детей в уязвимости своих близких, и они даже не задумываются, что угрожающий может находиться  в другом городе, за тысячи километров от них.

— Как бы вы оценили степень распространенности  подобных сетевых игр?

— Рискну предположить, что сегодня 90% подростков 13-17 лет участвовали в играх «групп смерти» в той или иной степени – проявляли интерес, вступали в переписку самостоятельно или за компанию с приятелем, обсуждали с друзьями или на форумах, рисовали «китов» и иные символы.

Намного больше подростков, чем принято думать, выходят из игры, едва начав ее. Все они бравируют перед другими детьми фактом участия в игре, а не скрывают его. Но это не повод для оптимизма. Таким детям просто повезло – они не зашли слишком далеко, а их кураторы не отличались мастерством и настойчивостью.

— Какие еще аспекты борьбы с интернет-злом вы считаете особо важными?

— Выделю третий момент — это феномен индуцирования, которому подростки особенно подвержены. С 18 века известен синдром Вертера – массовое подражание самоубийству, широко освещенному в  СМИ (художественной литературе). Вспоминаю ситуацию недавнего самоубийства 16-летней девушки, после которого в соцсетях появились десятки эмоциональных обещаний ее друзей последовать вслед за ней.

ЗАЧЕМ ДЕТИ ИДУТ В ГРУППЫ СМЕРТИ

Все это приводит к следующему выводу. Подход к профилактике влияния «групп смерти» необходимо менять срочно и радикально. Профилактика не должна быть грубой, навязчивой, привлекать чрезмерное внимание, заинтересовывать, вызывать излишнюю шумиху, и самое главное – романтизировать и демонизировать данное сетевое явление.

Информация для детей должна носить ознакомительный характер, разъяснять способы оказания влияния на людей, раскрывать последствия воздействия, разоблачать легенды. Необходимо убеждать детей в безопасности в случае прекращения контактов с кураторами.  Ни в коем случае нельзя акцентировать внимание на загадочности игры, сверхмогуществе кураторов, романтических аспектах.

Недопустимы ситуации, когда из лучших побуждений детям ежедневно навязчиво напоминают об игре то педагоги, то врачи, то родители. Когда в любых рисунках подростка взрослые видят синих рыб. Когда классный руководитель «в лоб» спрашивает детей, кто из них играет.

Конечно, можно объяснять детям, что жизнь прекрасна, что из любой ситуации есть выход лучший, чем самоубийство. Но стоит помнить –мотивом участия в игре не  является желание покончить с собой. При этом ощущение, что жизнь прекрасна, надо чувствовать, а не знать.

— Какова в такой работе роль семьи?

— Как всегда, родители – самые важные специалисты в области  профилактики всех подростковых проблем. Ежедневный труд, состоящий из внимания, заботы и общения со своим ребенком будет эффективнее тысячи бесед со специалистами. И еще, профессиональный опыт говорит о недопустимости бесконтрольного пребывания подростка в Сети, наличия паролей на гаджетах ребенка, доступности Интернета ночью. Договаривайтесь с ребенком о том, что может являться его личным пространством, не контролируемым родителями. Это может быть дневник, живая переписка, общение с реальными друзьями, достойными доверия, иногда СМС.

Контроль над общением в Сети должен быть железным правилом, которое устанавливается изначально, при первых посещениях Интернета. Аргументируется это просто – данное пространство опаснее, чем самый криминальный район вашего города. Контроль над общением в Сети может спасти вашего ребенка не только от самоубийства, но и от наркотиков, растления и многих психологических травм. Мне известны случаи, когда ребенок полностью лишался Интернета, кроме использования в присутствии родителей. Поверьте, это не принесло ни вреда, ни  травм и уберегло от многих зарождавшихся проблем.

Обратите внимание: если у вас есть необходимость в психологической помощи, вы или ваш ребенок могут обратится в службу доверия. Телефоны доверия для взрослых и детей: 8-800-2000-122, 8-800-333-44-34, 8-800-500-59-26.

Звонки анонимные, бесплатные.

ВЫБИРАЮ ЖИЗНЬ: ШКОЛЬНИЦА ОБРАТИЛАСЬ К СВЕРСТНИКАМ

НАМ ВАЖНО ЗНАТЬ ВАШЕ МНЕНИЕ ПО ЭТОЙ БОЛЬНОЙ ТЕМЕ. ПИШИТЕ В ИНТЕР ЗДЕСЬ

Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

WordPress: 71.71MB | MySQL:68 | 1,126sec
//VK 230914