На лекции в рамках проекта «Литера-TERRA» рассмотрят лермонтовского персонажа
13 декабря в 15.00 в ВОУНБ им. М.Горького доцент ВолГУ Сергей Калашников в рамках проекта Литера-TERRA прочтет лекцию «Рыцарь нашего времени: апология Печорина». Это уже третья лекция из цикла «Метасюжеты русской литературы 19 века». На встречу приглашаются все желающие.

Равновеликие поэты
— Итак, у нас Лермонтов. Второй великий поэт русской литературы, и его бессмертный роман «Герой нашего времени». На чем планируете акцентировать внимание?
— В подзаголовке у нас значится «Апология Печорина». Апология — это защита. В общем-то, понятно почему. Печорин подвергается нападкам с момента выхода романа в свет, то есть с 1840 года. И эта традиция, в соответствии с которой Печорин у нас воспринимается как негодный человек и скучающий эгоист, берет свое начало от Николая I, которому роман крайне не понравился. Что поделать: государь не обладал развитым литературным вкусом.
А ведь большинство русских писателей ставит этот роман выше многих других произведений отечественной и мировой литературы. Действительно, в ней нет прецедентов, а в русской уж точно, чтобы в 24-25-летнем возрасте автор написал такую книгу, которую не могут превзойти не то что его сверстники, а маститые серьезные писатели. Чего только стоит приписываемое Льву Толстому высказывание: «Слава Богу, что Лермонтова не стало в столь юном возрасте, иначе нам не о чем было бы писать».

Lermontov240

— Часто можно услышать мнение о том, что если бы Лермонтов прожил подольше, он, а не Пушкин, считался бы первым поэтом России. Вы с ним согласны?
— Этих авторов постоянно втягивают во внутреннее соперничество друг с другом, но здесь нет ведь одной категориальной шкалы, внутри которой можно их измерить. Степень значимости Лермонтова, даже несмотря на то, что он не дотянул до возраста Пушкина, и сильно не дотянул, меньше не становится. Скажем так: это равновеликое дарование, которое создает абсолютно свою художественную вселенную, и внутри этой вселенной действуют не те законы, которые действуют у Пушкина. Но степень разработки, и, скажем так, величия замысла — они, безусловно, пушкинские. Надо отдать должное Белинскому: он заметил это свойство. Однако его статья о «Герое нашего времени» — как раз та статья, которая удивительным образом, но совпадает с оценкой Николая I. И это дает основание Белинскому, а вслед за ним и всей традиции нашего образования рассматривать главного лермонтовского персонажа, Печорина, в качестве своеобразного нравственного калеки, человека, который ставит психологические эксперименты над людьми и после этого не испытывает никаких мучений. Хотя, на самом деле, это не так. Если мы обратимся к тексту произведения, какую бы систему отношений Печорина с другими персонажами мы бы ни стали рассматривать, там ничего подобного нет.
Надо отметить, что «Герой нашего времени» — это, прежде всего, психологический роман, первый психологический роман в русской литературе, а некоторые очень смелые литературоведы полагают, что и в мировой. Не просто с элементами психологизма, то есть изображением внутренней жизни человека, а именно «от» и «до» построенный по этим самым законам. В таких произведениях сюжет всегда основан на том, что кто-то совершает некий поступок и этот поступок подвергается оценке с разных точек зрения. Мне хотелось бы на лекции показать, как Лермонтов организует вот эти психологические мотивации поступков Печорина, и попытаться на отдельных примерах (потому что текст романа очень плотный, я не успею в пределах полутора часов рассмотреть его целиком) либо отношений Печорина с женщинами, либо отношения Печорина к смерти, показать те самые психологические мотивации, которые определяют его поступки, и какие идеи из этого — авторские идеи — можно извлечь.

Ищите женщину
В предыдущих лекциях вы пришли к выводу о том, что в двух великих произведениях русской литературы — «Горе от ума» и «Евгении Онегине» — на уровне подтекста главными героинями являются женщины. В «Герое нашего времени» женщин много. Выступают ли они также какими-то носителями главных идей автора или здесь мы видим другую ситуацию?
— Здесь абсолютно иная ситуация. Сюжет лермонтовского романа не вписывается в ту традицию, которая будет продолжена всей русской литературой XIX века. У Достоевского в «Преступлении и наказании», у Толстого в «Войне и мире» женщина является одной из ключевых фигур. Здесь этого нет. Печорин — герой бессемейный, в отношениях с ним женщина дискредитирует себя, и герою приходится действовать в одиночку. Он ищет не тихого семейного счастья, но чего-то большего: по этой причине женщины не выдерживают нахождения рядом с Печориным, в его, скажем так, плотном психологическом пространстве. Это не те женщины, которые могли бы составить его счастье. Он бы их счастье составить мог, но они его — нет. Я могу сказать, забегая вперед, у кого еще из русских писателей будет продлена линия, когда главным героем является мужчина, и женщина даже на уровне подтекста не фигурирует. Это «Мертвые души» Гоголя. Чичиков тоже бессемейный герой. Самое удивительное, что эти два роман пишутся абсолютно синхронно, в один и тот же период времени. «Мертвые души» Гоголь создает с 1836 по 1841 год, а Лермонтов пишет свою книгу с 1837 по 1840. При это они ничего о работе друг друга не знают, но создают два произведения с абсолютно идентичной сюжетной схемой.

Один из…
— Каков все-таки основной посыл «Героя нашего времени?»
— Странное дело, но об этом, на мой взгляд, недостаточно хорошо написано, если вообще написано. Дело в том, что очень часто название произведения интерпретируют в неком ироничном ключе: дескать, «Герой нашего времени» — это своеобразная авторская издевка над персонажем современности. Но дело в том, что Лермонтову принадлежало другое название. Роман планировалось озаглавить «Один из героев нашего времени». Именно в таком виде Лермонтов принес этот роман своему издателю Краевскому. И Краевский при издании изменил название, хотя сам признавался, что Лермонтовский вариант был ближе к содержанию тексту. Кстати, здесь возникает еще одна аналогия: Николай Михайлович Карамзин в 1802-1803 гг. работал над романом под названием «Рыцарь нашего времени». Это должна была быть автобиографическая проза. Лермонтову, скорее всего, было известно из публикаций в «Вестнике Европы» о существовании этой недописанной прозы Карамзина.
Но, в любом случае, в заглавие книги планировалось вынести слово «герой». Если принять во внимание мифологические, культурологические определения, «герой» — это человек, который сражается за жизнь, побеждая смерть. Функция всякого «культурного героя» — совершать подвиги, главный из которых — преодоление смерти. Зададимся вопросом: является ли Печорин героем? Преодолевает ли он смерть? Действительно, если мы возьмем журнал Печорина — «Тамань», «Княжна Мэри» и «Фаталист» — во всех трех повестях центральным событием является преодоление смерти: в «Тамани» его пытаются убить контрабандисты, в «Княжне Мэри» — офицерская компания во главе с драгунским капитаном и Грушницкий, а в «Фаталисте» главный герой подвергается опасности из-за пьяного казака, убившего Вулича. И во всех трех случаях он преодолевает смерть. Причем, преодолевает не благодаря какой-то случайности, а благодаря воли, концентрации внимания, способности анализировать чужие действия и выстраивать симметричную систему ответов на эти вызовы со своей стороны. Только это уберегает Печорина от смерти. То есть это человек, который обладает действительно незаурядным интеллектом, интуицией и соединяет их в себе в наиболее оптимальной комбинации. В отличие, допустим, от героя Льва Николаевича Толстого — Пьера Безухова: он тоже трижды преодолевает смерть, но при этом никаких героических усилий не совершает. Это очень интересное сопоставление. Персонажа, наделенного у нас почти абсолютной литературной репутацией, никому в голову не придет считать отрицательным. Но, заметим, на его фоне Печорин выглядит гораздо убедительнее перед лицом смерти.

— То есть получается, он все-таки герой? Значит, проблема не в нем, а во времени? В окружении?
— Да, получается, что проблема в окружении, проблема в психологии человека. Это то, что выводит произведение за пределы его эпохи. Один из основных мотивов — Печорину завидуют. Завидует офицерская компания, завидует Грушницкий, поэтому они собираются его убить.

Герои современности
— Последний вопрос. Тема для сочинения по книге «Герой нашего времени» присутствовала в советской школе очень давно, и присутствует в основном в привязке к современности. Школьников обычно спрашивают: кого бы они могли назвать героем своего времени? Исходя из проведенного анализа и если следовать означенной парадигме, кого бы вы сегодня могли назвать героем нашего времени?
— Героем нашего времени? То есть получается, что, по определению, герой нашего времени должен преодолевать смерть, иначе он спасителем не станет…
— Путин?
— Да, приходят такие мысли. Не исключаю, что да. Ну, в качестве спасителя он отчасти выступает. И в данном случае с Путиным все чаще и чаще связываются, причем и на вербальном, и на визуальном уровне элементы христологического сюжета. Его начинают уподоблять Спасителю. Это модель, которая существует в русской культуре очень давно: как минимум, ей полтысячи лет. Но если говорить в более узком контексте, в русской литературе такой героической фигурой всегда выступает поэт — герой в том плане, что это человек, который генерирует идеи, ради которых стоит сражаться.
Анастасия Франтасова

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here