Юрий Кривобоков

— Деревню часто ругают: говорят, нет цивилизации, — рассказал журналисту «ИНТЕРа» Юрий Кривобоков, глава КФХ. — А я в городе жить не могу – мне там душно и тесно. Из фермерских хозяйств Жирновского района КФХ Юрия Кривобокова считается самым динамично развивающимся: ежегодно прирастает и новой техникой, и землей.

— Что выращиваете? — спрашиваю Юрия Ивановича.

— Пшеницу, семечку, нут, гречиху, просо, ячмень, овес… — все, что растет на нашей земле.

Вот ведь вопрос: почему у него все растет лучше, чем у многих прочих? На протяжении последних лет среди фермерских хозяйств района практически по всем основным культурам самая высокая урожайность в КФХ Юрия Ивановича Кривобокова. И не только среди фермерских. На иных поворотах он обходит хозяйства крупных холдингов.

«На халяву» мне ничего не досталось»

Лет пятнадцать назад Юрий Иванович, приехав из Норильска в родное Торопатино в отпуск, решил: пора возвращаться.

— Сала домашнего поел (смеется), и мои крестьянские гены взбунтовались: сказали, хватит с тебя куриных окорочков! Прадед мой не кулак был (без наемных работников обходился), но хозяин крепкий и нрава крутого. Когда к нему пришли зерно выгребать, поперек встал: «Нэ трогай, ты его нэ заробляв». Мой дед, его зять, остановил: «Ради бога, давай отдадим, а то завтра тебя посадят…» И деды, и мать с отцом всю жизнь на этой земле работали. И мне сам Бог велел.

Начинал со 112 га. На халяву мне ничего не досталось – все покупал. Деньгами помогли норильские друзья – верили, что у меня все получится. На них купил свой первый трактор. Вот он стоит — 1989 года выпуска. Хорошо потрудился. Я был сам себе и механик, и водитель, и тракторист, и комбайнер, и снабженец. На рассвете встал – и на КамАЗе в Михайловку за шифером и цементом – надо было базу строить, ничего ведь не было. Привез, сгрузил – и на тракторе землю пахать. Домой затемно возвращаюсь. Бабушки сидят на лавочке, сочувствуют: «Ой, бидни хлопцы, як же нам вас жалко. Та зачем нужна вам та земля, шоб так на ней гробыться…»

Сейчас в хозяйстве работает пятнадцать человек. Кадры подобрались надежные. Думаю, не только в нашем районе — в области нет коллектива моложе нашего. Мне 50 лет, одному механизатору 55, второму 57, третьему 49. Остальным от 22 до 35 лет. В основном местные – тарапатинские. Есть и жирновские. И еще просятся на работу, хотя условия у нас жесткие, дисциплина – железная. Запил – по пять тонн сена и зерна, которые мы бесплатно даем сверх зарплаты, не получишь. Зарплату, вполне достойную, перечисляем на банковскую карточку.

Все, что зарабатываю, я вкладываю в землю

В доме у меня нет ничего, чего не было бы у людей. У некоторых механизаторов обстановка покруче. Жена иногда корит: «Ты все в хозяйство, а в дом – ничего». Это правда: в дом мне жалко. Да и зачем? Все, что нужно для жизни, есть, а лишнего мне не надо. Детям, надеюсь, тоже.

Земли сейчас у нас — больше 3 тыс. га. Техника практически вся новая: три «Вектора» (2008, 2010, 2013 годов), два «Кейса» (2013 и 2014 годов). «Кейсы» взяты в кредит, остальное куплено на свои средства.

В прошлом году озимка давала до 50 ц/га. Рискнул посеять ее в сухую землю. Взошла весной, но местами поднялась и дала 38 ц/га. На круг в среднем вышло 20 ц/га. Вся — третьего класса. Пока не продаю, надеюсь, что цена поднимется. А вот ячмень (он дал на круг 12 ц/га) продал. Зерно лет восемь возим на Руднянское ХПП. Отношения нормальные сложились. Я им доверяю, они – мне.

В этом году осень тоже сухая, но не такая, как в прошлом: на парах (их у нас 650 га) влага есть. Озимка, которую посеял, уже проклюнулась.

— Когда вы почувствовали, что встали на ноги?

— Я этого не почувствовал. Работа на земле – постоянный риск. Прогнозов – никаких. Волгоградский гидрометцентр на совещаниях докладывает, что было в прошлой декаде, на прошлой неделе. Что было, мы знаем. Скажите, что через две недели будет. Не могут…

Объявили об импортозамещении, а где оно в сельхозмашиностроении?

Когда у фермеров появляются деньги, они их не на зарубежные счета кладут – покупают трактора, комбайны, сеялки, культиваторы и прочее. Заводам бы сейчас ловить момент: работать на всю катушку, замещая импортную технику отечественной, – мы готовы ее покупать. Так ведь нет: чтобы купить «Кировец», давай заявку и 90 дней жди. Что делать человеку, которому понадобился трактор? Он, как мой приятель из Руднянского района, махнет рукой на импортозамещение и вместо «Кировца», заплатив вдвое-втрое дороже, купит «Джон Дир». В поле, когда надо пахать-сеять, время дороже денег…

Я, гражданин России…

— Дома говорите по-украински?

— Как родители научили. Но родина моя, как и моих дедов-прадедов со времен Екатерины, — Россия. Как-то в фермерском застолье один товарищ из Старополтавского района начал на Россию и президента бочку катить. Я попытался образумить: «Ты себя считаешь украинцем. По твоим рассуждениям, не украинец ты, а укроп – из тех, которые ради того, чтобы их пустили в Гейропу, предают и Россию, и Украину…» Он совсем в бутылку полез. Не понимаю таких. Я, по корням украинец, — гражданин России. И порочить ее, как модно в некоторых кругах, в своем присутствии никому не позволю.

— Говорят, вы много селу помогаете.

— Моей деревне – Тарапатино – давно. А сейчас, когда земли прибавилось, трем деревням. В Руднянском районе взял землю, только начал ее паровать — уже просят: «Дай, ради бога, на скважину…» Куда деваться? Сельской администрации, кроме как фермеров, просить некого. Если есть, почему не дать?..

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here