Девочка стоит в очереди с сентября 2013 года
Татьяна Рыбалкина проживает со своей семьей в Городище. Семья полная, воспитывается в ней двое детей – девочки 4 и 2, 5 лет. Старшая пошла в детский садик, когда ей было 3 года и 2 месяца, а вот младшая вынуждена посещать частный детсад. В месяц родителям приходится платить 2 тысячи рублей за старшего ребенка и 7 тысяч рублей за младшего. Еще 17 тысяч рублей приходится платить за ипотеку. Но сэкономить не получается, потому что в муниципальных дошкольных учреждениях нет свободных мест.
«Не работать до того момента, как дочке исполнится 3 года, для нас недопустимая роскошь, — поясняет корреспонденту ИНТЕРа Татьяна. – К тому же, мне дали понять в органах местного самоуправления, что и в 3 года наша дочь не пойдет в садик. В июле я получила официальный ответ, в котором указано, что рассматриваться наше заявление будет не раньше мая 2016 года, то есть спустя два месяца после истечение срока декретного отпуска по уходу за ребенком. Таким образом, я вообще могу потерять работу, а найти ее очень сложно».
Не обязательно, но гарантировано
Тогда Татьяна решила добиваться правды через суд. Закон и Конституция, гарантирующая бесплатность и доступность дошкольного образования для всех граждан России, на ее стороне. Положения Конституции РФ ясно гласят, что ни один ребенок, никаким образом, ни при каких обстоятельствах (в том числе при обстоятельстве нехватки мест в детских садах города), ни по какой причине не может быть лишен права на получение дошкольного образования в муниципальных детских садах, пусть такое образование и не является обязательным. Не каждый родитель знает – оказывается, в дошкольное образовательное учреждение принимаются дети в возрасте от 2 месяцев до 7 лет (Закон 273 – ФЗ, ч. 1, ст. 67). От 1,5 до 3 лет продлен отпуск по уходу за ребенком, но это совсем не значит, что именно данный возраст ребенка является главным критерием для его определения в детский садик. Хотя часто родителям малышей-«ясельников» в управлении образования говорят: мы теперь принимаем в садик детей только от трех лет, так, дескать, в новом законе об образовании написано или еще вариант – так президент приказал. Но в новом законе ничего подобного нет. Президент же своим указом, во-первых, никого не обязал отказывать детям младше трех лет в устройстве в сад и даже не дал такого права, а во-вторых, не говорил, что решать проблему старших детей нужно путем нарушения прав младших. И отказом в предоставлении места может послужить только две причины: возраст ребенка младше 2 месяцев и старше 7 лет, а также состояние здоровья ребенка. Более того, если эти две причины отсутствуют, в течение одного месяца заявление родителей не просто должно быть рассмотрено, но и удовлетворено. Дочка Рыбалкиных стоит на очереди с сентября 2013 года.
Кому закон не писан
Неосведомленность родителей простительна, чего нельзя сказать о Городищенском районном суде. Там, видимо, тоже не в курсе этого закона, потому что он отказал Рыбалкиной, посчитав, что муниципалитет в лице начальника отдела образования администрации района не нарушил закон и не ущемил ее в правах. Татьяну не смутил отказ – получив решение районного суда на руки, она обжаловала его в областном суде.
Нужно ли добавлять, что таких как Рыбалкины – сотни. Законы учреждены, но далеко не все их намерены исполнять. Но изменять закон, интерпретировать его на местный лад, подлаживая его под ситуацию, также не допустимо. И об это тоже в Части 4 статьи 7 закона «Об образовании» конкретизированы положения статьи 15 Конституции: «Муниципальные правовые акты не должны противоречить Конституции Российской Федерации, федеральным конституционным законам, федеральным законам и иным нормативным правовым актам Российской Федерации».
Или для некоторых муниципалитетов закон не писан?
Оксана Яблочкина

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here