Такой вывод сделали среднеахтубинские фермеры после встречи с представителями миграционной 28 июля работники УФМС по Волгоградской области должны были вести в Средней Ахтубе прием по личным вопросам. Вместо нескольких робких просителей в зале собралась крестьянская элита района: фермеры Колесовы, Ивановы, Павел Чердынцев, Виктор Козеонов, Александр Соловьев… Не решения личных вопросов просить – поднять перед чиновниками вопрос государственный: о последствиях введения и слепого исполнения нового Закона о трудовых мигрантах, загоняющего овощеводов в тупики разорения, и тем самым – в условиях санкций! – ведущего к снижению объемов производства овощей. По сути подрывающего продовольственную безопасность страны.

П.В. Чердынцев
П.В. Чердынцев

Об этом овощеводы предупреждали власти на совещании в Городищенском районе. Вице-губернатор Александр Беляев заверил: все вопросы будут решаться в пользу сельхозпроизводителей. Наезд миграционной службы на Павла Чердынцева, обернувшийся штрафами на сумму более 8 млн руб., показал: фермеров не услышали.
Фермеры тестируют государственных чиновников…
— Кто из вас знает, когда родился и когда умер Дмитрий Менделеев? — обратился к представителям УФМС Александр Колесов.
В зале воцарилась тишина – никого не озарило.
— Не знаете? Тогда скажите, почему это обязан знать узбек, приехавший к нам работать? Есть такой вопрос в вопросниках к экзамену, который он должен сдать. От этого зависит производительность его труда?
К производительности труда это отношения не имеет. Так исполнители Закона о трудовых мигрантах культивируют уважение к русской истории и культуре. Вряд ли успешно: фимиамы великой русской культуры перешибает запах подмоченных стен здания миграционной службы.
— В феврале-марте я возил людей на оформление, — рассказывает Александр Иванович. — По 200-300 человек стоят на морозе.

Александр Иванов и Виктор Козионов
Александр Иванов и Виктор Козионов

Внутрь здания охранник никого не пускает. Туалет, за который миграционную службу долбили, пока его не поставили, на замке. Людям не остается ничего, кроме как ходить за угол. Почему у вас такое скотское отношение к приехавшим в Россию работать?
— Скотское – мягко сказано, — поддержал Александр Иванов. – Что вам мешает создать нормальные условия?
Ответа не последовало.
— Когда иностранцы приезжают, мы везем их на медицинское обследование, — продолжал Колесов. — Они получают полисы добровольного медицинского страхования, которые опять-таки оплачиваем мы. Принимает по этим полисам лишь одна больница в Волгограде. Нам доставить туда человека не проблема. А из Урюпинского, Новониколаевского районов, случись что, успеют ли?
— Я, — вставил Павел Чердынцев, — не стал искать эту больницу, сам оплатил сделанную мигранту операцию…
— А какое у вас отношение к фермерам? Чтобы получить разрешение на работу мигрантов, я стою на улице у зарешеченных дверей миграционной службы, и какой-то юнец в форме на меня кричит… — выкладывает Татьяна Колесова.
— Я, — дополняет Антон Иванов, — чтоб получить разрешение на работу двух человек, до вечера сижу у кабинета, глядя, как мимо меня без очереди проходят представители известных фирм с пачками паспортов…
— Кстати, за сдачу экзаменов каждым мигрантом фермеры платят 8,5 тыс. руб. Это как понимать: за наш счет поддерживают вузы? – снова задает вопрос Колесов.
Нет ответа. Впрочем, этот вопрос не к миграционной службе. Тариф (кстати, выше чем в Ростове) установили областные власти. Поддерживает он явно не только принимающие экзамены вузы.
Все эти проблемы – мелочи жизни, к которым овощеводы притерпелись. И далее терпели бы, если бы не исходящая от миграционной службы новая угроза — разорения штрафами «за нарушение Закона о трудовой деятельности мигрантов». Наложенные на Чердынцева штрафы для овощеводов стали предостережением: на его месте может оказаться любой.

Александр Колесов
Александр Колесов

…И призывают мыслить по-государственному
Поскольку без привлечения иностранной рабочей силы в овощеводстве не обойтись, единственный способ ничего не нарушать – свернуть производство. Крестьяне, поверив, что в условиях санкций государство их поддержит, увеличили площади посевов.
— По ценам в два раза дороже прошлогодних закупили семена, комплектующие капельного орошения, — рассказывает Колесов. — Началась высадка рассады в грунт, а людей нет. Граждане Узбекистана, согласно вступившему в силу 1 января закону, могли въехать только по новым паспортам. Паспортно-визовые службы оказались не в состоянии выдать такое количество.
А в России мигрантов ждали выстроенные новым законом баррикады. Чтобы не нарушать его, в течение как минимум месяца, пока идет оформление документов, они не имеют права работать. А значит, зарабатывать.
— Если сидят у вас на поле и не работают – вопросов нет, — объясняют чиновники УФМС. — Но если вы запускаете их работать – это нарушение закона.
— На стройке, пока мигрант оформляется, кирпич полежит. В сельском хозяйстве не высадил рассаду – урожая не получишь, — втолковывали фермеры. – Что вам мешает выдавать патент не через 14 дней после предоставления документов, а, скажем, через два-три?..
— Мы посылаем документы в налоговую, а ИНН в один день не присваивается…
Задним числом фермеры выяснили: ИНН мигрантам вообще не присваивается…
— Почему мы должны месяц, пока крутится ваша бюрократическая машина, кормить и содержать неработающих людей? Как вы думаете? – добивались ответа.
Никак. И фермерам рекомендуют не думать: мигранты сами должны проходить и оплачивать процедуру оформления. А пока не получат разрешения на работу, пусть-де живут в гостиницах.
— Да у них сменного белья нет. У кого есть деньги, в поле не будут работать, — просвещал уфэмээсников Александр Иванов.
Это их не интересовало: берете на себя бремя ответственности – соблюдайте закон.
— Вы собираете информацию, знаете узкие места закона – выступайте с предложением скорректировать его таким образом, чтобы он не мешал нам работать, — просили фермеры.
— Пока не оформите документы, не наезжайте на нас с проверками…
— Своими санкциями вы уничтожаете хозяйство Чердынцева. Бросит он землю, а за ним, чтобы не оказаться в его положении, и другие – вы подумали, что завтра будет?..
Чиновники не думали – отбивались:
– Есть закон – вы должны его выполнять.
Вас призывают не кошмарить фермеров, слепо следуя букве закона, от которого страдают не только они, но и страна, — вразумлял зам. главы администрации района Владимир Чигарев. — Вы представляете государство, а вашей структуре не хватает государственного подхода…
Кстати, о государственном подходе.
– Мы просмотрели практику подобных санкций в Подмосковье, поделился Павел Чердынцев. — Против фермеров ничего не нашли. Выходит, есть правоприменительная практика, позволяющая не попирать буквой закона государственные интересы?
Выходит, есть. Но это другой уровень правового и гражданского сознания исполнителей миграционного законодательства. Представление об уровне волгоградских дает их пассаж – апофигей правовой безграмотности: «Все ваши претензии должны решаться администрацией района».
— На все наши вопросы власти отвечают: «Мы вас услышали». Хотелось бы нам послушать депутатов и руководителей области: будут ли внесены в закон поправки? Если нет, чтобы не нарушать его, мы вынуждены будем сворачивать производство, — подвела итог Татьяна Колесова.

От редакции

«Прошло восемь лет, а методы у ФМС не изменились»

О ситуации, в которую попал среднеахтубинский фермер Павел Чердынцев, речь шла в статье «Признан виновным» в № 27 «ИНТЕРа» от 9 июля этого года. В частности, там шла речь о том, что в отношении фермера за нарушение миграционного законодательства было возбуждено 25 административных дел, общая сумма штрафов по которым доходит до 8,5 млн руб. Сам фермер не признает себя виновным. Но если все штрафы вступят в силу, для хозяйства Чердынцева, одного из лучших в области, наступит конец.

Эта статья была также опубликована на сайте «ИНТЕРа» inter-volgograd.ru. Из тех комментариев, которые вызвал текст, процитируем один.

«Павел Сергеевич. Ваша история точь-в-точь повторяет мою. В 2007 году ко мне приехали на поле, дали работникам в руки лопаты, заставили копать и сфотографировали. Дальше суды, штрафы. Я плюнул на все, закрыл ИП, продал земли. В нашем селе было несколько ИП, занимающихся выращиванием овощей, и теперь — ни одного. Прошло восемь лет, а методы у ФМС не изменились. У нас в стране две жизни — одна в телевизоре, а вторая за пределами большого садового кольца. Держитесь и желаю успехов».

И второе замечание в тему. В прошлом номере «ИНТЕР» опубликовал ответы комитета сельского хозяйства региона на ряд вопросов, которые особо волнуют фермерское сообщество. Эти вопросы редакция предварительно собирала у фермеров региона. Один как раз касался трудовых мигрантов. Планируется и внесение изменений в действующие нормы — так звучал вопрос. Отметим, что формулируя вопрос, все понимали, что изменения можно внести только на федеральном уровне. Но инициативу никто не запрещает проявлять и на местном. Ответ был такой: в этом году в нашем регионе площади посадки и посева овощных культур, бахчевых и картофеля увеличились. Далее цитата: «Дальнейшее развитие овощеводства планируется проводить за счет механизации процессов уборки овощей и сокращения количества ручного труда, что позволит не только уменьшить потребность в трудовых мигрантах, но и значительно повысить производительность труда в сельском хозяйстве». Следует ли это понимать так, что нормы закона останутся неизменными — об этом остается только строить догадки.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here