– По сравнению с остальными районами области у нас ситуация в этом году нормальная, – говорит заместитель главы Клетского района по сельскому хозяйству Владимир Рябцев. – Процент гибели озимых был незначительный, хотя осенью зерно бросили в сухую землю и ранней весной, когда сошел снег, на полях было немало прогалин. Так что вопрос стоял не просто о подсеве – о пересеве многих полей. Но обильные весенние осадки сделали свое дело: даже на глаз было видно, как темнозеленые растения, что пошли с осени, разбавляли «выстрелившие» весной светлые побеги.
В результате максимальная урожайность озимой пшеницы в районе на сегодняшний день – 31,8 центнеров с гектара, валовый намолот – больше 9 тыс. тонн. Ниже 20 ц с га нет ни в одном хозяйстве, тогда как в некоторых районах области по 10 ц с га.
Не совсем повезло с новыми культурами, которые начали осваивать многие хозяйства. Высоколиквидного нута (весной его цена доходила до 22-23 руб. за кг.) местами погибло до половины посевов. Но останавливаться на полпути здесь не собираются: намерены и дальше экспериментировать с сафлором, кориандром, льном.
– В нынешнем году, – рассказывает Владимир Петрович, – у нас многие проезжие останавливались возле полей, делали фотосессии, Рано утром, еще до восхода солнца голубым морем переливается лен, желтыми и оранжевыми цветами кивает сафлор, розовым океаном колышется эспарцет – поля всех цветов радуги.
От поэтических сравнений переходит к прозе.

Заместитель главы Клетского района по сельскому хозяйству Владимир Рябцев
Заместитель главы Клетского района по сельскому хозяйству Владимир Рябцев

– Прошлогоднего урожая (около 200 тыс. тонн) району нынче не взять, – сетует Рябцев. – Но в пятерку лучших все же войти надеемся. Растениеводство остается у нас основным направлением. На импортной технике наши хозяйства не «завязаны», проблем с обслуживанием белорусского «Полесья» и отечественного «Акроса», так что с этой стороны проблем ждать не приходится. Автомобильный парк достаточно развит, а в ходе уборочной хозяйства, вырастившие особенно большой урожай, привлекают сторонние машины. Новая техника обеспечивает достойные условия труда. Отсюда – дисциплина: люди ценят стабильную работу и зарплату, которая в сельскохозяйственной отрасли априори не может быть ниже 15 тыс. руб. На таких условиях государство готово выделить аграриям субсидии. И поддержка эта достаточно серьезная, чтобы ее можно было игнорировать.
Рынок сбыта у растениеводов , к счастью стабилен. С развитием в регионе животноводства появился еще более активный спрос на фуражное зерно. Базирующиеся в области крупные холдинги дают за него такую цену, что ни один перекупщик предложить не может. Одно из клетских хозяйств, например, заработало на этой разнице 5 млн руб. – фактически, новый комбайн.
– Досадно, – говорит Владимир Петрович, – что животноводство представлено исключительно в личном подсобном хозяйстве.
Те же крупные холдинги в район, увы, не заглядывают, общественного стада на сегодняшний день тоже нет. Не исключено, что основоположником хозяйства, специализирующегося на КРС, станет Николай Топилин (рассказ о нем – в одном из следующих номеров «ИНТЕРа»), который занялся этим направлением. Пока же по выпасам бродят только овечьи стада – их разводят выходцы из кавказских республик, где традиционно занимаются овцеводством.
Рябцев поясняет: все упирается в финансирование. Чтобы поставить ферму, нужны приличные деньги. А вкладывать их рискованно – неизвестно, в какую картинку завтра сложатся пазлы российской действительности…

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here