Этот пруд для сельчан выкопало и оборудовало ООО "НИКА"
Этот пруд для сельчан выкопало и оборудовало ООО «НИКА»

В одном из самых молодых хозяйств Суровикинского района активно развивают животноводство
ООО «Ника» — одно из самых молодых сельхозпредприятий Суровикинского района, созданное в 2007 году на базе развалившегося ЗАО «Новое».
Начиналось хозяйство с 700 га земли. Сейчас «Ника» — оснащенное современной, в том числе импортной энергонасыщенной техникой многопрофильное хозяйство, имеющее 13 тыс. га земли: 6 тыс. в собственности и 7 тыс. в аренде, около 400 голов КРС мясного направления, овец эдильбаевской породы (этим летом, реализовав около 2300, оставили 400 овцематок). Теперь, приобретя 150 племенных нетелей красной степной породы, начинают заниматься молочным животноводством.
— В октябре надеемся, если продадут, купить племенных симменталов, — дополняет директор Ахмед Зурабов. — Зерновых в этом году — 3090 га. Все – озимые. В среднем дают 22-23 ц/га. Судя по виду, все зерно продовольственное – третьего класса. Осенью влаги было в продуктивном слое – ноль. Думали, все придется пересевать. Весной, однако, взошли, выровнялись. Весной сеяли в основном кормовые: 220 га суданки, кукурузу, эспарцет. Травостой хороший – кормовой базы с него на два года хватит.
— Этот откормочный корпус, — ведет экскурсию, — мы построили с нуля… Там зимой быки на откорме стоят. Сейчас они на выпасах. В этом корпусе в одной половине отделение для ягнят…
— Не им ли поставили евроокна?!
— И им тоже. Легко открыл, чтобы выветрить аммиак, без проблем закрыл. При хорошей вентиляции помещения животные меньше болеют. Учредитель решил, что на этом экономить нельзя.
Очень нетипичный у «Ники» учредитель: другие, придя в хозяйство, сворачивают животноводство, если оно еще осталось. А этот на пустом месте разворачивал. И, кстати, в отличие от прочих, не инкогнито. Имя его, среди местных жителей заслужившее уважение, — Дуквах Адамович Мусалаев.
— Видите, какой у нас красивый пруд? — продолжает экскурсию Ахмед Ахмудович. – Раньше здесь ровная площадка была, на которой родничок бил, вокруг — лужа. Наш учредитель увидел и решил здесь пруд выкопать. Я отговаривал: зачем нам лишние затраты – ничего из этой затеи не получится. Не отступился: «Все получится…» Загорелся настолько, что сам в расчистке ложа участвовал. И видите: получилось! У него все, за что ни берется, получается. Кстати, может и трактор отремонтировать, и сесть за руль, и за штурвал комбайна. Люди, глядя на него, сначала не верили, что это и есть учредитель.
— Пруд — для водопоя скота?
— Для людей. Обложим берега плитами, чтобы не осыпались, запустим мальков. Будет где посидеть с удочкой, отдохнуть, мангал развести, детям – искупаться. А чтобы было где чистой воды набрать, пробурили скважину…
— Сейчас капитально ремонтируем и реконструируем корпус родильного животноводческого отделения, — продолжает Ахмед Ахмудович разговор о перспективах. — Старые деревянные загоны уберем – их надо каждый год ремонтировать. Сделаем металлические. Доильные аппараты приобрели. Уже договорился с тремя опытными доярками.
— А вообще проблемы с кадрами есть?
— С животноводами есть. А механизаторы подобрались надежные. На бригадиров — машинотракторной бригады Олега Тихонова и кормодобывающей Виктора Дудуева – во всем можно положиться: высококлассные механизаторы-универсалы, люди ответственные и инициативные. Так, Адам Хатаев пришел к нам новичком, а сейчас стал высококвалифицированным специалистом, работающим как на отечественной, так и на импортной технике.
— Коллектив у нас интернациональный: русские, казахи, чеченцы – в основном местные уроженцы, — уточняет главный бухгалтер Лидия Рыжкова. — Надо отдать должное Ахмеду Ахмудовичу как руководителю: сумел сплотить их в дружный, сплоченный коллектив. А это фактор успеха не менее важный, чем уровень энерговооруженности…
— Ахмед Ахмудович, а как у вас организована реализация кожсырья? — задаю еще один вопрос Зурабову. — Ведь этим сейчас никто не занимается? Не думаете ли заняться переработкой?
— Пока нет – объемы не те. Поживем – нарастим поголовье – увидим. Есть о чем подумать. У нас не только кожи – шерсть толком не продашь: 2-3 рубля за килограмм дают. А остричь одну овцу – стригалю надо заплатить 60 рублей. А шерсть с нее продать можно максимум за 20 рублей…
— Село может еще возродиться?
Думаю, да, — итожит Зурабов. — Кому-то это покажется странным, но с притоком горожан. Люди поймут, что в селе, если не лениться, жить лучше, чем в городе. И детей, хотя они и здесь заболевают компьютерными войнушками, на природе нормальными людьми вырастить легче…
В тему

Аман Габасов
Аман Габасов
Николай Федулов
Николай Федулов

 

 

 

 

 

 

 

Аман Габасов, животновод:
— И в летний зной, и в морозы занимаемся уходом, кормлением, выпасом гуртов КРС и овец. Стараемся, чтобы животные всегда были сыты и здоровы. Не зря наш скот считается лучшим в районе.
Николай Федулов, механизатор: -Все у меня (улыбается) нормально: я работаю в кормодобывающей бригаде, зарабатываю, в семье растут трое детей…

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Одноклассники

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here