По мнению главы КФХ, законодательные ноу-хау обернутся разорением овощеводческих хозяйств
«Признать главу КФХ Чердынцева Павла Васильевича виновным… подвергнуть… наказанию штрафом в сумме 200 тыс. руб… Судья С. П. Мороха…»
(Из постановления Среднеахтубинского районного суда).
Это – только по одному из 25 административных дел, предъявленных УФМС РФ по Волгоградской области в отношении главы КФХ Павла Чердынцева. В сумме они, по оценке юристов, тянут на 8,5 млн руб.
У овощеводов был сев, а у ФМС — жатва
– Это произошло в апреле, — эмоционально рассказывает Павел Васильевич, — в самое горячее для нас время высадки рассады в грунт. Я поехал в миграционную службу оформлять работников, прибывших из-за рубежа: одни патенты сдать, другие получить. Там в апреле у кабинетов не просто очереди – давка.
Со слов очевидцев, проверить которые сегодня невозможно, в это самое время бригада УФМС подрулила на четырех машинах и окружила поле, хотя никто не убегал. «Что стоите! — приказали людям. – Берите в руки лопаты и мотыги – работайте!» И — фотографировать: фиксировать, как люди нарушают закон – работают! А потом собрали и повезли в Волгоград.
С 10 утра до вечера держали взаперти, как преступников. Для них это была пытка голодом и страхом. С перепугу подписывали все, что им предлагали. Мне тоже, чтобы вызволить их оттуда, пришлось подписывать все, что давали, убеждая в том, что это чистая формальность.
Когда людей выпустили, они от голода и пережитого стресса еле на ногах держались.
После этого некоторые уехали. Что теперь они дома рассказывают о России? Понятно, ничего хорошего: считают, что это — империя зла. Такое мнение, когда оно становится народным, не перешибить рукопожатиями президентов. Мы с коллегами постоянно об этом говорим: к иностранным рабочим надо относиться по-человечески. От этого зависит имидж России в их странах.
В сетях бюрократической волынки
Семь из предъявленных Чердынцеву административных дел рассмотрены. Штрафы в общей сумме составили 1,2 млн руб. По прогнозам юристов, после рассмотрения всех исков она вырастет до 8,5 млн. Для КФХ – одного из лучших в области: таких у нас, многоотраслевых, имеющих кроме растениеводства, полноценное животноводство, в том числе молочное, – буквально единицы…
По мнению юристов, «операция» УФМС была проведена с нарушениями процедурных норм и собственного регламента.
Правонарушение же Чердынцева (судя по размеру штрафов, оцениваемое миграционной службой и Краснослободским районным судом как чудовищное) заключается в том, что люди, приехавшие к нему на заработки из Узбекистана, работали, не получив от УФМС разрешительных документов «на право заниматься трудовой деятельностью».
— Держать их на нелегальном положении мы в принципе не можем, — объясняет Павел Васильевич. – Их не спрячешь – в поле все видно, как на ладони. Оформляем. Но бюрократическая волынка не позволяет сделать это быстро…
Овощеводы еще в феврале во все колокола звонили, предупреждая: условия нового, вступившего в силу с 1 января закона о трудовой миграции реально невыполнимы. На все процедуры оформления (медосмотр и получение документов медосвидетельствования, полиса добровольного медстрахования, сдача экзаменов на знание русского языка, истории и основ законодательства РФ, получение сертификатов и патента) месяца не хватит. Жизнь показывает: со времени прибытия рабочих до получения разрешения на работу нужно дней 45.
— Мы, — рассказывает Чердынцев, — обращались в ФМС: «Давайте подойдем к этому разумно. Почему прибывшие работать люди, пока мы их оформляем и, кстати, кормим, не имеют права работать? Чем им 45 дней заниматься? Лежать и в потолок от скуки плевать? По поселку в поисках развлечении и приключений шататься?» Эти вопросы миграционную службу не касаются. Ей главное, чтобы не нарушали закон, – не работали. Уже боишься: увидят, что полы подметают за собой (тоже ведь работа) – меня накажут.
Что государству важнее – штрафы или налоги?
— Мой юрист подняла всю информацию по аналогичным делам ФМС в других регионах. Есть факты — вылавливают гастарбайтеров на рынках, и штрафуют. Чтобы фермеров оштрафовали за несвоевременное оформление документов – таких массовых случаев ни в одном регионе не нашла. Только в Волгоградской области. Наши ФМСники, блюдя закон, работают лучше всех? Или другие руководствуются не только законом, но и здравым смыслом? И государственным интересом: сегодня штрафами загонишь товаропроизводителей в банкротство – с кого завтра налоги брать?
Я не воровал и не убивал – работал! До начала судебного разбирательства все было оформлено. Но ни суд, ни ФМС это уже не интересовало. Если меня, сильного, не лыком шитого фермера, гробят штрафами, что могут сделать с другими?
Я понимаю, государству нужны деньги, в том числе от штрафов. Но вы определитесь, что важнее: либо сей час пополнять казну штрафами, либо дать нам нормально работать – кормить людей своей продукцией. Другого не дано.
«Сегодня именем закона меня разоряют – завтра это всех коснется»
Доллар поднялся – импорт сократился, и мы ощутили, что нужны. Поставщик овощей на Дальний Восток, в Мурманск, Питер, Москву, просит: давай продукцию – любые объемы вывезу. В Москву я вообще ничего не поставлял бы – пусть давится импортом. При ее отношении к нам она не заслуживает нашей качественной, экологически чистой продукции.
В любом случае больше того, что собираю, я не могу дать. А собираю столько, насколько хватает рабочих рук. Наш горожанин, даже когда очень старается, раза в три меньше южанина собирает: немногие могут работать в поле, когда на солнце 50 градусов. Зато доярки, свинари, трактористы у меня местные: русские, татары, армяне… – одним словом, россияне. Обанкротят хозяйство – куда они денутся? Пополнят армию безработных?
Я для себя выводы сделал — сколько можно заниматься сельском хозяйством, прорываясь через красные флажки, которыми нас, как волков, обкладывает государство в лице чиновников, как будто это только мой личный интерес – кормить людей. Производство молока свернул: на днях сдал на бойню все дойное стадо – 120 коров. Сена нет, зерновые в нашей зоне умирают. Покосов нет – природный парк «Волго-Ахтубинская пойма» ограничивает нас во всем. Закупочные цены ниже себестоимости. Соберу урожай – и овощные сверну.
Сейчас жалею: надо было магазины брать, а не в землю лезть. И строить не свинарник – магазины. Покупая продукцию по 20 рублей, продавал бы по 60, и имел бы не проблемы, а прибыль…
И другие фермеры, видя, что сегодня со мной делают, задумываются: стоит ли ждать, когда за них возьмутся. Вместо того чтобы увеличивать производство, не свернуть ли его до минимума, позволяющего самим выживать?..
«Чердынцеву надо было думать о своем интересе, а не о государственном…»
– Удивляюсь, как Павел Васильевич повелся на призывы к импортозамещению и на 238% — до 77 га увеличил площади овощных, — прокомментировал ситуацию аграрий, попросивший не называть его имени. – Разве по действиям представляющих государство чиновников УФМС и бездействию других, призванных поддерживать крестьян, непонятно было, что разговоры о развитии отечественного производства, как важнейшей государственной задаче, далеки от реальности?
С начала года было очевидно: единственный способ выжить фермеру в сложившихся условиях — сократить посевные площади до минимума, который сможешь обработать без привлечения иностранной рабочей силы. Да, мы бы получили дефицит овощей и цены взлетели бы до максимума. Овощеводы на этом выиграли бы…
P.S. Пока материал готовился к печати, поступила информация, что все 25 административных дел рассмотрены. По пяти из них производство прекращено. Общая сумма штрафов по остальным составила более 3 млн руб.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here