Мужчина считает, что его спровоцировали супруга и ее родственники
Эта история началась с того, что в редакцию обратился волгоградец Виктор Сергеевич Небабов, только что вернувшийся из мест не столь отдаленных. В заключение его отправила судья Дзержинского района г-жа Григорьева, которая пришла к выводу, что Небабов покушался на убийство своей жены. Но отсидевший 8,5 лет в колонии строгого режима 79-летний пенсионер настаивает, что не собирался лишать жизни свою благоверную, а стал жертвой провокации с ее стороны и со стороны ее близких. И, возвратившись на волю, хочет вернуть себе честное имя. «ИНТЕР» попытался разобраться, где правда, а где ложь в этом небанальном сюжете.
Здравствуйте, я ваша…
Как я милую любил –
Вы едва ли сможете!
А за что ее убил –
Так за слово «ложите».

Говорят, браки свершаются на небесах. В случае с Виктором Небабовым и его супругой в роли «небес» выступила сестра женщины.
– Всю жизнь я был военным, – рассказывает Виктор Сергеевич. – Сначала служил сапером на Кавказе, затем получил заочно высшее образование и стал главным инженером в Волгоградской КЭЧ. В конце 70-х попал в Чехословакию, оттуда ушел на пенсию, снова вернулся в Волгоград и устроился на железную дорогу. Работали мы посменно – две недели на «вертушке», две недели дома. Однажды перед тем, как мне заступить на смену, раздался звонок в дверь…
Небабов открыл дверь и увидел незнакомую женщину.
«Вы кто?», – спросил он. «Меня Юля прислала, сказала, чтобы я шла к вам жить», – смущенно ответила незнакомка.
– Юлю-то я знал, – продолжает свой рассказ Виктор Сергеевич, – мы с ней вместе работали. И, поскольку торопился на смену, предложил гостье: «Располагайся, раз Юля сказала, а мне на работу пора. Вернусь – поговорим».
Развод и девичья фамилия
Уж и доброю была,
Нежной и покорною,
Но себя же обрекла
Тем, что «кофе – черное».

– Когда я вернулся, она уже расположилась, встретила меня обедом, – вспоминает Небабов. – Я присмотрелся – женщина пожилая, скромная. Думаю: Бог с ней, пусть живет.
Через некоторое время гражданские супруги узаконили свои отношения. Намерения у Виктора Сергеевича были самые серьезные: об этом свидетельствует тот факт, что он вложил в «общий котел» свою однокомнатную квартиру: семья приобрела двухкомнатную. Однако жизнь не заладилась: жена, по его словам, из скромницы превратилась в фурию.
– Я предложил мирно разойтись, – делится мужчина. – Супруга в ответ – продать нашу общую двухкомнатную квартиру и разделить деньги. Я, понимая, что не смогу приобрести себе жилье, не согласился: купите, говорю, мне однокомнатную квартиру.
К согласию пара не пришла, в результате женщина ушла жить к своей замужней дочери, Небабов остался один.
Условная «хулиганка»
Вспоминаю, как в бреду,
И доселе ночи те!
Но она, как на беду,
Говорила «хочите».

К семейному очагу супруга вернулась 23 февраля 2006 года.
– Знала, что я, офицер запаса, буду праздновать этот день, – предполагает Небабов. – Купил выпить, закусить, накрыл стол в столовой, пригласил и ее. Она отказалась, тогда я перенес все в свою комнату и сел смотреть фильм. Как сейчас помню: шла картина «92 метра» про подводников. Позвонила Юля (та самая сестра жены, с чьей подачи и началась их семейная жизнь. – Авт.), поздравила меня с праздником. Я подумал, может, моя милая передумает, решит все же посидеть со мной. Зашел в ее комнату, позвал к себе. Но она набросилась на меня с бранью: пей, говорит, сам, напьешься, как свинья. Какой мужчина это выдержит? Взял я ее за воротник халата – как, говорю, тебе не стыдно. Повернулся и ушел.
Где-то через полчаса-час раздались шаги, в комнату кто-то вошел и хлопнул его по плечу.
– Я думал, это она, – говорит Виктор Сергеевич. – Не оборачиваясь, говорю: «Что хлопаешь, садись».
Но оказалось, что это был сотрудник милиции. Выяснилось: жена обратилась с жалобой на побои. И хотя на «очной ставке» в райотделе и в суде она, по словам Небабова, призналась, что никакого избиения не было, мировой судья приговорил его за хулиганство к году условно.
Кулачные бои
Слышал, как приду домой,
«Ихних», да «евонную»,
Так что был поступок мой
Самообороною!

В декабре того же 2006 года женщина вновь вернулась домой.
– Объяснила, что устала жить в семье дочери и зятя, – уточняет Виктор Сергеевич. – Я не возражал, но сразу сказал: жить будем, как соседи – каждый в своей комнате, и хозяйство вести раздельно. Мне, говорю, судья дал год условно, и я тебе даю год испытательного срока.
В субботу супруги вместе утепляли окна в ее комнате: жена пожаловалась, что сквозит. В воскресенье она решила продолжить эту работу на кухне, но муж попросил: дай сначала доварю кашу, позавтракаю.
– Она помолчала, и вдруг ни с того, ни с сего: а кастрюлю ты все же сжег, – вспоминает Небабов. – И пошла в свою комнату. Я – за ней. Ну, что ты, говорю, ко мне цепляешься? Сама сколько раз было – поставишь что-то готовить, засмотришься телевизор, и пока дым не пойдет, не вспомнишь. Я разве хоть что-то сказал? Она взяла телефон, начала набирать номер. Когда ответили, произнесла: «Он возникает». Я только позже понял, что это было паролем.
Через некоторое время раздался звонок в дверь, в квартиру вошла дочь женщины.
– Я, – говорил Виктор Сергеевич, – поздоровался. А она набросилась на меня с кулаками: «Я тебя убью»! Сначала пытался ее успокоить, потом решил уйти из квартиры. Но она выхватила из двери ключи, и достала из кармана пистолет. Размахивая им, пошла на меня, и, когда я уже уперся спиной в дверь кладовки, ударила пистолетом в лоб.
Что было дальше, Небабов, по его словам, не помнит. В приговоре суда сказано, что он нанес жене и ее дочери множественные удары обухом разделочного топора.
Ушел в «несознанку»
Был уверен наперед
Без зазренья совести
В том, что суд меня поймет,
Оправдает полностью!

– Очнулся я, лежа на полу, связанный, – делится Виктор Сергеевич. – Сначала моим делом занялась полиция, затем – прокуратура. Я рассказал все, как было. Следователь выслушал и советует: «Ты, дед, лучше колись, что жену хотел убить в ходе ссоры. И следствие быстро закончится, и у тебя смягчающие обстоятельства появятся». Ты, говорю, мил человек, опупел? У нас и ссоры-то не было, уж тем более убивать я никого не собирался. Разве что когда в бессознательном состоянии был после того, как дочь жены меня ударила…
На том и порешили.
– Протокол я подписал, не читая, – вспоминает Небабов, – думал: честнее людей, чем в прокуратуре, нет. А когда познакомился с обвинительным заключением, был в ужасе.
Выступая в суде с заключительным словом, Небабов сказал, что не признает своей вины, а протокол допроса и обвинительное заключение следователь сфальсифицировал.
Приговор с нарушением
Но с суровостью жреца
Объявил судья мне,
Что «отложивается»
Нынче заседание…

Однако в итоге Виктора Небабова признали виновным в избиении супруги и покушении на ее убийство и приговорили к 8,5 годам колонии строгого режима.
Свидетелями со стороны обвинения были соседи супругов. Они рассказали, что слышали ругань в их квартире, а когда вместе с зятем его супруги взломали дверь, увидели Небабова, державшего в руках топор, находившийся в замахе. Свидетели защиты в судебном заседании представлены не были. Интересы Небабова представлял государственный защитник.
Приговор был вынесен в мае 2007 года.
Позже в судебную коллегию по уголовным делам облсуда поступил важный для понимания всего происходящего документ – кассационное представление прокурора Дзержинского района Юрия Трубицина. Он просил отменить приговор.
Прокурор разъяснял: Небабов плохо помнит, как в его руках оказался топор. Ни следствие, ни суд не провели судебно-психиатрическую экспертизу, которая могла существенно повлиять на выводы суда.
Но суд не поддержал требования прокурора.
В настоящее время Небабов намерен обратиться в Следственный комитет России с тем, чтобы там проверили законность действий следователя прокуратуры, занимавшегося его делом, и судьи, вынесшей приговор.
Вместо послесловия
– 8, 5 лет из моей жизни уже выброшены, – резюмирует Виктор Сергеевич. – Но, повторяю, я хочу восстановить свое честное имя: ведь все знакомые считают меня убийцей.
Как выяснилось, не все. Нам удалось поговорить с бывшим сослуживцем Небабова Виктором Георгиевичем Реутовым – одним из немногих, кто его помнит.
– Виктора Сергеевича я знал как замечательного человека, – поделился Реутов. – Он ведь бывший майор, всегда отличался выдержкой и дисциплинированностью. Жаль, что с ним такое случилось…
Соседи по дому, с которыми мы также пообщались, уже не помнят той давней истории – ведь прошло почти десять лет. Супруга Небабова в их квартире в настоящее время не проживает: после выхода из колонии мужа она переселилась к дочери. Да и сам он не планирует вернуться в общее жилище: не представляет, как можно обитать там совместно. Свою долю в квартире он собирается продать, если придется – через суд. И жалеет только о том, что не согласился в свое время, когда такое предложение ему сделала супруга…

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here