Виктор Бородин из Чернышковского района – единственный сертифицированный производитель гриба вешенка в Волгоградской области – выходит на широкий рынок
Карьера грибника Виктора Васильевича Бородина началась неожиданно для него самого.
— Кушать хотелось, — озвучил он первопричину своей грибной деятельности.
В то время он работал инженером-холодильщиком, зарегистрировавшись как ИП. На жизнь хватало, но только в сезон. И вдруг, по телевизору увидел передачу, как можно заработать, выращивая гриб вешенка.
Шел 1999 год. Чуть ли не на последние 500 рублей Виктор Бородин заправил машину и поехал в Волгоград на обучающие курсы. Там же он и другие слушатели приобрели субстрат и мицелий (посевной материал грибов).
Первый блин не комом
Начальный грибной опыт Виктор со своей женой Валентиной приобретали у себя на кухне.
— Заняли одну тысячу рублей и посадили споры в 20 полиэтиленовых мешках, которые подвесили к потолку, — вспоминает Виктор. — Две недели субстрат зарастает мицелием, а затем появляются первые примордии – зародыши плодовых тел грибов. На пятый-шестой день они дорастают до стадии взрослого гриба.
Первый свой урожай примерно в 20 кг супруги распродали на местном базарчике, и Виктор сделал вывод – какую-то прибыль это дает.
Гораздо позже он узнал, что частенько мицелий просто не прорастает. Это зависит от целого ряда факторов: качество субстрата, температура, специфическая вентиляция, которая должна не просто обеспечивать воздухообмен в помещении, но и формировать движение воздуха в определенном направлении. В кухонном опыте ничего этого, конечно, не соблюдали – первый урожай вырос на удачу.
— Если бы они не выросли в самый первый раз, то мы бы и не занимались этим бизнесом, — признался Виктор.
Но они выросли.
Пальцы в кровь или воля к успеху
Следующим шагом была аренда пустующей квартиры. Там Бородины поставили стойки и увеличили количество пакетов до 100, потом — до 150. Сбывать выращенный продукт продолжали пока на рынке.
— Бывает, не получалось все реализовать, — рассказывает Виктор, – тогда грибы мариновали. Разработали свой рецепт. Около 400 человек, покупавших у нас консервацию, опросили, что, по их мнению, нужно изменить.
Развивались тяжко. На второй такой же путь, по словам Виктора, он бы не решился. В 2000 году купили два ангара у обанкротившегося «Агроснаба». Деньги снова заняли у местных фермеров, добавили свои сбережения и начали оборудовать помещения.
Не хватало средств, тепла — газа не было. Поначалу довольствовались печным отоплением. Утепляли ангары картонками от коробок, благо, в магазинах этого добра полно.
— По 15-16 часов в день скрепками скрепляли этот картон, — вспоминает Виктор. – На улице минус 20, в помещении минус 7, пальцы мерзнут, в кровь исколотые о скрепки.
Ни воды, ни вентиляции – ничего не было. Но постепенно, шаг за шагом, подключили воду, провели газ, создали требуемый микроклимат в вырастных помещениях. Здесь очень кстати пришелся опыт холодильщика.
Большим ударом для бизнеса Бородина стал пожар, произошедший два года назад. Сгорели две трети всего производства. Пришлось взять кредит на восстановительные работы, которые на сегодня близятся к завершению. Но как бы ни было тяжело — отступать некуда, считает владелец предприятия – средства вложены, нужно их отрабатывать, а значит, добиваться успеха.
«Бентли» пока не по карману
— Если бы все посаженные грибы всегда вырастали, я бы уже ездил на «Бентли», — шутит Бородин.
Пока же у него автомобиль поскромнее, так как у гриба, как у любого культурного растения, есть естественные конкуренты.
— Это всевозможные плесени, — поясняет грибных дел мастер. — Их очень много, и если в чем-то неправильно приготовлен субстрат, то они оказываются более жизнеспособными, чем гриб. Потери иной раз достигали до 150-300 тысяч рублей в месяц.
Чтобы сократить риск, Виктор Бородин решил больше не готовить субстрат самим, а приобретать у тех, кто специализируется на этом. При покупке готового субстрата, себестоимость гриба, конечно, увеличилась, но риск стал меньше, а результат стабильнее.
От местного рынка до ЮФО
Сертифицировали производство в 2004 году. Объемы, составлявшие тогда по 50 кг в день, требовали более серьезного рынка реализации. Перебираясь с местного базарчика на более крупные, вешенка Бородина добралась до Волгограда, в частности, до сетевиков. Свою площадку для сбыта нашли не сразу. Но с 2008 года стали сотрудничать с «Лентой» и работают с ней по сей день.
— Поставляем продукцию три раза в неделю в четыре гипермаркета, — говорит Виктор Бородин. – Один из них – в Астрахани, два – в Волгограде и один – в Волжском. Объемы производства сегодня – от 100 до 300 кг в день, в месяц – от 3 до 6 тонн.
В настоящее время в Волгоградской области он – единственный сертифицированный производитель вешенки, работающий с сетевиками.
Помимо свежей продукции, Бородин поставляет еще маринованные и сушеные грибы. Консервный мини-цех открыли в 2010 году. В нем, помимо вешенки, консервируют шампиньон и опенок, которые закупают для ассортимента. В этом году получили приглашение от «Ленты» работать на весь Южный федеральный округ. Предложение привлекательное, но ко многому обязывающее. Прежде всего, необходимо поменять автомобильный парк, продать «Газели» и приобрести минимум три пятитонника «ГАЗон NEXT».
— При этом стараемся следить за качеством продукта вообще и за вкусовыми качествами, в частности, — добавляет Виктор. — Это зависит от отношения к работе: не переращивать грибы, аккуратно собирать их. В коллективе должна соблюдаться дисциплина, а в помещении – санитария.
Сегодня в штате Бородина трудится пять человек. Как ни странно, но они справляются с такими объемами при режиме от двух до шести часов в день. Труд весь ручной, кропотливый: обрезка, фасовка, взвешивание. Осенью планируется привлечь еще четырех человек. В зависимости от сезона и объема производства зарплата составляет от 10 до 20 тысяч рублей в месяц.
Надоело распыляться
В этом году Виктор Бородин планирует часть помещений пустить под опенок. Технология выращивания такая же, как у вешенки, чего не скажешь о шампиньоне. Его внедрение в производство потребует вложения дополнительных средств, которых, увы, нет. Не лишне напомнить, что до недавнего времени шампиньон в Россию поставлялся из Польши. Сейчас он идет из Албании, Израиля, Македонии. Наладить отечественное производство шампиньона – дело реальное, были бы средства.
Здесь свою роль могло бы сыграть государство. Но на сегодняшний день не существует ни одной программы, которая способствовала бы развитию грибного производства.
— Надежда только на себя, — разводит руками Бородин. — Сейчас идет программа для начинающих фермеров. Допускаю, что стимулировать образование новых фермерских хозяйств необходимо, но боюсь, что в большинстве своем средства будут потрачены неэффективно. Я бы проанализировал по районам, кто уже работает и кому нужна помощь, и адресно ее оказал бы.
Сам Бородин ни в какой программе не участвует – нет такой. Единственная – это субсидирование процентной ставки, но чтобы участвовать в ней, много условий надо выполнить, и даже выполнив их, не факт, что пройдешь по конкурсу. Именно так произошло с хозяйством Бородина. Он дважды представлял пакет документов, но по конкурсу не прошел.
— Я понял, что помощи от государства не будет, — констатирует он. — И вообще надоело распыляться на бесплодные попытки участвовать в таких мероприятиях.
Зато про предприятие не забывают различные проверочные инстанции.
— Что больше всего возмущает, штрафуют безо всяких предварительных предписаний, как будто я только и делаю, что изучаю различные постановления и нормативы, — сетует Бородин.
От автора:
Сегодня импортозамещение в России – задача номер один. Отечественных производителей грибов, готовых решать эту задачу, можно по пальцам перечесть. Виктор Бородин – один из них. Но, к сожалению, в масштабе государства это остается не замеченным…
Оксана Яблочкина

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here