По мере приближения к уборке для крестьян все более жгучим становится вопрос: какими будут закупочные цены на зерно – смогут они, продав его, окупить возросшие затраты? Не повторится ли февральский кульбит: правительство, подняв экспортные пошлины, «в интересах переработчиков, животноводов и потребителей» ограничило вывоз зерна на внешние рынки и тем самым обрушило внутренние закупочные цены.

До последнего времени оставалась надежда: власти прислушаются к многочисленным предостережениям, что эти пошлины обременят не экспортеров, а сельхозпроизводителей. В минувшую пятницу на конференции по продовольственной безопасности в Ростове-на-Дону правительство в лице Аркадия Дворковича подтвердило: как намечалось, новая – «плавающая» пошлина (50% цены минус 5,5 тыс. руб., но не менее 50 руб. за тонну) будет введена с 1 июля. Попутно вице-премьер выразил удовлетворение тем, как сработала прежняя.

Никто не услышал президента Национальной ассоциации экспортеров сельхозпродукции Сергея Балана, на этой же конференции (по информации «Крестьянских ведомостей») предостерегавшего: «Из-за ограничений на экспорт переходящие остатки зерновых (нераспроданные зерновые старого сезона в новом сезоне) составят 18 млн тонн, тогда как для продовольственной безопасности страны достаточно 8 млн тонн». И о том, что «в интересах животноводства» нет смысла ограничивать экспорт продовольственной пшеницы – скот ею не кормят.

По некоторым экспертным оценкам, в феврале из-за введения заградительной экспортной пошлины зерновики на каждой тонне потеряли 4 тыс. руб. А с ними кто-то потерял возможность купить новый комбайн, кто-то – расплатиться по долгам.

О том, как введение пошлин отразилось на положении ряда хозяйств в Октябрьском районе области, являющемся одним из многолетних лидеров по собору зерновых, «ИНТЕРу» рассказали сами фермеры.

В декабре была хорошая цена, — констатирует Евгений Гринько, руководитель ООО «Фрегат». — Только начали сдавать, как вдруг решили ввести пошлину. Цена сразу поползла вниз…

Сергея Сницкого, главу СПК «Перегрузненское», пошлины также затронули.

Мы специально оставляли две тысячи тонн яровой пшеницы на весну, — говорит он. — И вдруг государство подняло пошлину и закрыло заграницу для экспорта зерна. Как говорится, подрезали на взлете. Цена упала с 11 руб. до 8. В итоге мы вынуждены были продавать свое зерно по районам области как посевной материал.

Это — типичная картина для целого ряда хозяйств региона. Сейчас в «закромах Родины» остались тысячи тонн нераспроданного зерна прошлого урожая. Так власти уберегли аграриев от «сверхприбылей», как назвал поставки зерна за границу Дворкович. Теперь от фермеров требуют новых рекордов. Какими силами и средствами это делать — большой вопрос.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here