В Волгограде под угрозой закрытия оказался Тракторный завод. За последние полгода это уже второе крупное предприятие, которое закрылось в нашем городе: в начале года начались сокращения на Химпроме.
Как вы считаете, почему из Волгограда уходит крупная промышленность?
Этот вопрос «ИНТЕР» задал экспертам.

поповВладимир Попов, депутат Волгоградской областной думы:
— Видимо, бизнес уходит потому, что в других регионах ему комфортнее работать. Мне кажется, что наши областные власти не достаточно хорошо отслеживают складывающуюся ситуацию, осуществляют не столь грамотную экономическую политику, как в других районах страны. И я не вижу тесной работы власти и бизнеса. Кризис-то есть, и надо на него как-то реагировать. А мне недавно бизнесмены рассказывали, что налог на землю у нас установили больше, чем в соседнем Ростове. Плюс контролирующие органы работают сильно хорошо, бизнесмены этого не выдерживает и переводят мощности в другие регионы. Конечно, когда крупные предприятия закрываются, это по большому счету катастрофа.

политика прихожанИнна Прихожан, политолог:
Основных причин я вижу две. Первое — это результат подрыва промышленности всей страны, который произошел в результате политической линии девяностых и частично нулевых годов. Процесс начался и остановить его очень трудно. Второе — нежелание или неспособность области что-то противопоставить этому процессу, смягчить его, помочь промышленникам найти свою нишу в новых экономических условиях.
В тех субъектах федерации, в которых сумели как-то противостоять этим течениям, там сумели удержать крупные предприятия на конкурентоспособном уровне. А у нас такие гиганты, как Химпром, Каустик, Красный Октябрь не получили должной поддержки руководителей области. Причем, когда я говорю о руководстве, я имею в виду не каких-то конкретных персон, а в целом правящую элиту нашего региона. На самом деле всего выстояли 15-17 субъектов Российский Федерации, которые имеют достаточно хорошие перспективы для развития промышленности, у остальных они — удовлетворительные. Мы относились к этой второй группе, но сейчас наши шансы на успех стали еще меньше.
Стоит отметить, что процесс разрушения крупной промышленности продолжается и остановить его очень сложно. По большому счету, единственный способ сделать это — найти новые рынки сбыта, в том числе внутренние.
Если же говорить о санкциях, то я бы сказала, что их доля во всех проходящих в нашем промышленном секторе безобразиях равна всего лишь одной 1\5, не больше.
Возвращаясь к Тракторному заводу, хочу сказать, что мне искренне жаль, что его ждет такой конец. Дело даже не в базе и не в оборудовании, хотя там есть и очень современное. Людей жалко. На этом же предприятии за прошедшие годы сформировались замечательные инженерно-рабочие династии. Все в курсе, насколько трудно сейчас найти квалифицированного рабочего, а здесь уникальные специалисты, можно сказать, окажутся на улице.

ТуманянцКарэн Туманянц, доцент кафедры экономической теории и экономической политики ВолГУ:
— У нас очень нерентабельные предприятия, они производят крайне неконкурентоспособную продукцию. Так сложилось еще с советских времен. Все годы реформ, начиная с 90-х гг. им пытались помочь выжить. Сколько я помню, Тракторному завод региональные власти помогали постоянно. Но результата нет. И сейчас наступил скажем так, момент истины, который, если бы не финансовые вливания со стороны государства, мы могли бы наблюдать гораздо раньше. На общей ситуации в городе это, конечно, скажется негативно. Высвобождаются рабочие руки, прекращаются платежи в бюджет. А если еще на освободившиеся площадки никто не придет, и пустующие корпуса будут просто разрушаться, данные территории, однозначно, сильно испортят вид нашего города.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Одноклассники

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here