Герой нашей публикации - на фото слева
Герой нашей публикации — на фото слева

На прошлой неделе исполнился год с момента первого штурма Донецкого аэропорта. Именно эту дату многие эксперты склонны рассматривать как точку отсчета начала полномасштабных боевых действий в районах юго-востока Украины. Накануне годовщины военных действий «ИНТЕРу» удалось пообщаться с человеком, который в течение всего этого времени сражался в рядах вооруженных сил ДНР. Он прошел самые горячие точки соприкосновения враждующих сторон, потерял многих друзей и родного брата, имеет медаль за оборону Славянска, которую получал из рук недавно погибшего командира Алексея Мозгового. И для него эта война, как для многих «донецких» и «луганских», уже стала личной. Вот что он рассказал нашему изданию.

«Мирным путем это было не остановить»
Кирилл (имя изменено — Авт.) немногословен: то ли это объясняется особенностями характера, то ли запредельностью того, о чем приходится говорить.
Я изначально знал, что будет кровопролитие и оно быстро не закончится, — говорит он.
— Многие люди, с которыми случалось обсуждать конфликт на юго-востоке Украины, говорят, что для них переломным моментом стали события в Одессе…
— Я все понял гораздо раньше, — отмечает Кирилл. — Для меня точкой отсчета стало, когда я увидел, как украинские националисты встречали автобусы и расстреливали людей. Как над ними издевались. Когда с Киева возвращались люди в Крым — участники антимайдана, возле города Корсунь-Шевченковский в Черкасской области около трёхсот человек попали в засаду, устроенную вооружёнными «майдановцами». Я понял, что это — беспредел, который можно остановить только таким же насилием, потому что мирным путем такое не прекратить.
С этого момента началась его война, а любая война, по словам Кирилла, «быстро не заканчивается».
— Уже тогда начали объединяться, общаться с людьми, думали, где в случае чего доставать оружие. Многие воюют до сих пор.
Он охранял склады с оружием в Артемовске.
— Хотя, по большому счету, надо было не охранять, а самим забирать это оружие, просто раздавать населению, которое в тот момент было настроено защищать свою землю.
Когда в Славянск вошла группа Стрелкова, Кирилл вступил в ополчение. Его родной брат одно время был в личной охране Стрелка, но погиб уже после того, как этот командир покинул ДНР, в Донецке.

Вокзал в дебальцево у фашистов отбили в 1943 году (картина художника И.Рыжикова)
Вокзал в дебальцево у фашистов отбили в 1943 году (картина художника И.Рыжикова)

«Страшнее, чем в Ямполе, дня не было»
— Вы воюете уже год. Какая операция вам больше всего запомнилась?
— Ямполь. Там многие с жизнью распрощались. Это вообще-то был блокпост. На нем находилось около 200 человек. Нас просто окружили с трех направлений и с 4 утра начали обстреливать из «Градов» и минометов, долбили из танков. Потом пошла колонна, мы отбили это наступление, она откатились, опять начался массированный обстрел, опять пошла атака, и так продолжалось целый день.
Мы могли удержать этот блокпост, но произошла какая-то неразбериха. Были и дезертиры, которые бросали оружие, разбегались кто куда. Говорят, был приказ «отходить», но лично я его не слышал, мой командир его не слышал. Люди оттуда выходили мелкими кучками… Мы были последними, выбирались уже ночью. Одна группа вышла 12 человек, а потом мы — 20 человек. И то: двое суток выбирались…
После этого у меня не было страшнее дня… А первая победа нашего отряда была под Дебальцево, в районе Вергулевки и Комиссаровки.
Эти события имели место еще в августе прошлого года. Кирилл тогда был пулеметчиком. Когда украинские войска проводили там разведку боем, отряд, в котором он воевал, сжег украинские БТР, БМП, забрал в качестве трофеев автомобиль ГАЗ, большое количество боекомплекта.
— Это просто была первая реальная победа нашей группы, — вспоминает Кирилл. — Сколько мы уже отходили: с Ямполя в Северск перешли, возле Северска также попали в окружение, перешли в Лисичанск, с Лисичанска также с боями выходили из окружения. Потом уже перебрались на Вергулевку.
В том бою он получил первое ранение.

«Нас обстреливали из минометов каждый день»
Кирилл участвовал в боях на Дебальцевском направлении и во время последнего обострения конфликта в январе-феврале 2015 года.
— Нас, начиная с 22 января, обстреливали с минометов каждый день. Тогда в некоторых подразделениях теряли много людей, танков. А 12-13 февраля первая группа зашла на Дебальцево со стороны поселка 8 марта и Новогригоровки.
Первыми были казаки с разведки. А потом зашли бойцы отряда «Ермак», в составе которого тогда воевал Кирилл, начали закрепляться на позициях и углубляться в украинские тылы небольшими группами. Затем подтянулись другие бригады.
— Когда мы зашли на поселок 8 марта, а этот район — окраина Дебальцево, отправились на разведку в Новогригоровку, — объясняет Кирилл. — В этом поселке обнаружили много брошенной техники, около 20 единиц. У них там был большой укрепрайон. Нас 12 человек утром зашло, и до обеда видели, как отходила техника. Мы наблюдали на высотке танк, БМП, люди бродили. Но было непонятно: кто это. А это, оказывается, было прикрытие для основной колонны, которая выходила с Дебальцево. В Новогригоровке они много всего оставили: и припасы, и БК (боекомплект). Отступали очень быстро, поспешно.
Во время зачистки дебальцевского котла в СМИ часто фигурировали названия населенных пунктов Углегорск и Логвиново. Так вот, чтобы было понятно: Углегорск находится с одной стороны от Дебальцево, Новогригоровка с другой, Логвиново, по сути, на центральной трассе, выходящей из Дебальцево.

«Целых стекол не было ни в одном доме»
Любая война — это еще и гуманитарная катастрофа.
— Людям сейчас есть, где работать в городах Новороссии?
— Возможно, в тех населенных пунктах, которые находятся вдалеке от линии соприкосновения враждующих сторон. В Горловке, я знаю, концерн «Стирол» не работает. Во многих поселках единственным местом работы для людей остались рынки и магазины.
Велики и разрушения в жилой зоне. Так, в той же Новогригоровке, по рассказам Кирилла, целых стекол не было ни в одном строении. В 70% домов имелись и более серьезные разрушения: отсутствовали крыши, были разбиты дворовые постройки.
Напоследок спрашиваю у человека, которому в ближайшее время вновь предстоит возвращаться на войну:
— Что поддерживает дух бойцов на фронте?
— Когда люди подходят, и говорят «Спасибо», говорят «Мы за вас молимся». «Спасибо» от души имеет большое значение…

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Одноклассники

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here