С этого года в Суляевке местным жителям негде выпасать скот. 

…В марте жителей Суляевского сельского поселения Кумылженского района всполошили слухи: лучший участок пастбищ, которые они считали общественными, потому как там еще деды, а потом отцы пасли свой скот, отдали в аренду. Кинулись в сельскую администрацию – там подтвердили. Претензии отфутболили: «В «Волгоградской правде» и районке объявление давали. Не читаете газеты – это ваши проблемы».
Увы, газеты в суляевских хуторах выписывают немногие. А от корки до корки, после утренней дойки, выгнав корову на пастбище, никто не читает. Тем более не вникает, какой там земельный участок (кадастровый номер такой-то…) сдается в аренду. К тому же с января, после того как почтальон уволился, почту доставляют с большими перебоями.
Задним числом газеты с объявлением в хуторе искали. Так и не нашли. Проведя собственное расследование, выяснили, что сдачу пастбища в аренду затеяли еще осенью: зам сельского главы ездил с будущим арендатором г-ном Паниным по окрестностям – выбирали участок. Спрашивали главу, почему он об этом не сообщил. Открестился: сам он об этом не знал, а зам не доложил.
А еще в коридорах власти людям сказали: вам повезло, мол, что еще не все у вас забрали. Могли все забрать… Суляевка взорвалась – потребовала провести сход.

«Будем на Путина выходить – другого выхода у нас нет…»

В хуторах, где на паи получили сенокосы и пастбища, их отмежевали в общую долевую собственность и спокойно пасут скот.   В Суляевке, когда делили колхозную землю, на паи дали по 12 га пашни. Сенокосы и пастбища передали сельсовету. Решили: зачем их делить, пусть останутся общими – общественными. А теперь власти говорят: эти пастбища не наши – государственные. Приехал желающий из Москвы и ему, не спросив народ, отдали лучший участок. А как же интересы местного населения?

Сергей Рекунов, глава Суляевского сельского поселения:

«Мы этим не занимаемся…»

— Почему, узнав, что пастбище сдается в аренду, вы не собрали сход, чтобы довести до людей информацию?

— Об этом писали в «Волгоградской правде» и «Победе». Мы этим не занимаемся.

— А чем вы занимаетесь?

— Всеми теми полномочиями, которые прописаны в 131-м законе.

— Защищать интересы населения в ваши полномочия не входит?

— Все сделано по закону…

Валерий Денисов, глава администрации Кумылженского района:

«Я наемный глава»

— Я, когда осенью пришел сюда работать, решил, что нужно развивать производство, потому что у нас не хватает рабочих мест, люди не получают достойную зарплату, не на что содержать детсады. Поэтому сегодня у любого, кто приезжает к нам в район, чтобы открыть производство, спрашиваю: «Сколько человек будет у вас работать?» Панин, беря в аренду 130 га для выпаса 500 овец, планирует создать семь рабочих мест. Это почти 50 тыс. руб. налогов в месяц…
– Почему не учитываете интересы местного населения? – задавали вопросы из зала. – О людях подумайте – чем они будут жить, кормить и учить детей, если негде пасти коров? И о перспективе хуторов: кто еще живет здесь, зарабатывая на жизнь сдачей молока, разъедутся. Останутся одни старики…
– Я наемный глава. Человек пришел с заявлением о выделении ему участка земли – по закону я обязан подписать. Я пытаюсь вам объяснить, чтобы вы понимали, какие у вас есть права. Пастбища в Суляевском поселении не ваша земля, а государственная, и пасете свой скот на них незаконно – нарушаете законы Российской Федерации…

«Человек показывает на карте: «Я хочу этот участок!..»

— Порядок предоставления земли в аренду такой, — говорит начальник отдела  по управлению имуществом и землепользованию райадминистрации Петр Столетов. — Человек обращается к кадастровому инженеру и показывает на карте: «Я хочу вот этот участок». Если он никем не занят, никому не сдан в аренду, пишет в администрацию заявление. Мы его принимаем и публикуем объявление в газете. Если никто другой не написал заявление о своем желании получить этот участок, принимается постановление о предоставлении его этому гражданину сроком на три года. Арендная плата будет составлять 300 руб. за гектар в год. С этим постановлением он заказывает межевание (это стоит 5 тыс. руб.) и ставит на кадастровый учет. Получив кадастровый паспорт и зарегистрировав договор аренды в Регистрационной палате, становится арендатором.  Через три года пишет заявление с просьбой о продлении договора аренды. Если больше никто не написал заявление на этот участок, он продлевается. Если есть другие претенденты, проводится аукцион…

 А ЛПХ не нужны?

Люди поняли одно: стать арендаторами своих пастбищ им реально не светит.
— Совсем запутали нас. И сейчас мутят воду: каждый, говорят, чтобы иметь право пасти скот, должен заключить с администрацией договор аренды, отмежевав для этого 2 га пастбища. Но как пастбища размежевать? А потом что – каждый участок забором огородить? Второй вариант — договориться с фермером, чтобы он взял общественное пастбище в аренду и платил за него, а люди потом возмещали ему эти расходы – тоже бредовый. Никто из фермеров на это не пойдет – платить за людей, а потом выбивать из них деньги…
– Панин будет пасти на нашем пастбище овец, а нам что делать? Оставив детей на своих родителей, уезжать в Москву: мужу устраиваться сторожем на загородной усадьбе олигарха, мне – горничной? В нашей области личные подсобные хозяйства, выходит,  не нужны? Говорят одно – что их надо развивать, а делают другое…
— Моей соседке скоро помирать, а она должна думать, как оформить полагающиеся ей два гектара!..

 По инстанциям ходить – что о стену головой биться

— Пытались мы обратиться к районному прокурору с просьбой провести проверку законности договора аренды, заключенного в нарушение интересов местного населения, – рассказывает Екатерина Яковлева. – К нему нас секретарша не пустила. И заявление не приняла: сказала, что оснований для проведения проверки нет. Два раза в месяц звоню в приемную губернатора, чтобы записаться на прием. Отвечают, что записи пока нет – он проводил приемы граждан по личным вопросам всего два раза по поручению президента.
На Москву у нас надежды нет. Посылали мы письма по газификации хуторов Лесинский и Тюринский: газ идет в 200 метрах от домов, а чтобы ввести, за проект нужно заплатить 2,8 млн руб. Ни в сельской администрации, ни у людей таких денег нет.  Наши обращения пускали по замкнутому кругу: Москва – Волгоград – Кумылга…

Во что превратится оазис?

Летом, говорят, здесь дух захватывает – хоть бери мольберт и картины в духе Левитана пиши. Не можешь – возьми удочку и, вытаскивая карасей, проникайся живительными силами природы. А местным жителям рисуются страшные картины: как панинские овцы, размножившись (а иначе зачем предпринимателю их заводить?), выжив потравами фермеров, превратят эти места в пустыню.
Есть и такие, кто, посмеиваясь над этими страхами, успокаивает: «Овцы – блеф, предлог прибрать к рукам землю. Вместо них скорее всего здесь появятся коттеджи, базы отдыха…»
Суляевцев это не успокаивает. Оба варианта ограничивают их жизненное пространство — возможность выживать на родной земле.

 

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here