От подножия Мамаева кургана к пантеону славы поднимется  колонна из тысяч волгоградцев с портретами своих родных, воевавших в Великой Отечественной войне.

Напомним, впервые «Бессмертный полк» прошагал по Томску в 2012 году.  Патриотическая акция очень быстро приобрела всероссийский размах, к ней присоединились  и большие мегаполисы, и маленькие поселки. На воюющем Донбассе эта инициатива, как и все, связанное с событиями Великой Отечественной, стала символом сопротивления. А в Москве в этом году в честь юбилея Победы Бессмертный полк промарширует победным маршем по Красной площади.
Напомним, Волгоград вступил в ряды полка в 2013 году. Тогда на главной высоте России собралось около семисот человек, а через год это число составило уже полторы тысячи.
— В этом году мы ожидаем несколько тысяч человек, — сообщила ИНТЕРу главный координатор акции «Бессмертный полк» в Волгограде Наталья Бурцева. — И очень ждем на шествии людей, умеющих играть на музыкальных инструментах — баяне, аккордеоне.
К акции с удовольствием присоединяются как люди старшего поколения, так и молодежь. А некоторые приходят целыми семьями. Например, Алевтина Федоровна Воронкова, дочь старшего лейтенанта Федора Тюрморезова, уроженца станицы Клетской, собирается прийти на шествие со своими взрослыми внуками.
— Низкий поклон всем тем, кто инициировал это мероприятие, — поделилась Алевтина Федоровна с ИНТЕРом своими мыслями. — Необходимо, чтобы подрастающее поколение помнило о тех, кто завоевал нам право на жизнь.
История отца Алевтины Федоровны — это пример того, как даже в то суровое время людям удавалось находить компромиссы между долгом и милосердием.
— Мой отец воевал в Белоруссии, Польше, брал Кенигсберг, Берлин, — рассказала она. — Он командовал штрафной ротой в составе 188-й дивизии. У него были люди, как он выражался, получившие «10 раз по 10 лет», то есть явно политические. А были такие, которые могли из любой подметки сделать печать, чтобы подделать любой документ. Он всегда долго отбирал людей в роту, работал с ними. Перед каждым боем выстраивал солдат и говорил: «Ребята, давайте возьмем высоту! От этого тоже зависит, будут ли наши дети, внуки после войны жить счастливо!».
Часто вспоминал такую историю. Когда советские войска вошли в Берлин, им был дан приказ местное население не трогать. За нарушение — расстрел на месте. Мой отец довел этот приказ до своей роты штрафников, но однажды к нему прибежал старик-немец с криками «Киндер! Киндер!». Хватал за руки, трясся, плакал. Отец пошел с ним, и увидел, как боец его роты Сашка с еще одним военным приставали к девушке-подростку. Мой отец мог его расстрелять, но лишь надавал затрещин и прогнал.
А потом начался бой, в котором Федора Тюрморезова практически сразу контузило. И вот, находясь в таком состоянии, он услышал, что этот самый Сашка хотел его зарубить саперной лопаткой в суматохе сражения. Сказать он ничего не мог, и тогда написал  ординарцу на листочке про это. Тот прикрывал его до конца  боя. А в конце выяснилось, что Сашке в том бою оторвало ногу. И когда командир стал стыдить бойца: «Что же ты, Сашка, я тебя спас от расстрела, а ты меня  убить хотел!» Тот попросил прощения…
Часто вспоминал Федор Тюрморезов и такой случай.
— Во время одного боя он внезапно оказался один на один с немецким офицером, — продолжает дочь. — У каждого в руках был только пистолет. Немец выстрелил первым, но у него случилась осечка. А отец после этого не смог в него выстрелить, и отпустил противника…

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Одноклассники

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here