— В этом году в нашем хуторе поставили стелу в память о тех, кто не вернулся в родные хутора – Веселый, Родниковский, Староаннинский, Козлиновский, Борисовский, Перещепновский, Дурновский, Таволжанский. На ней 545 имен воинов, погибших за то, чтобы их дети и внуки жили на родной земле. Мы живем. И, чтобы наши дети и внуки на ней жили, все кризисы переживем…
На днях Николай Васильевич выбрался посмотреть яровую пшеницу – 700 га до апрельских дождей посеяли.
– Раскопал немножко, смотрю, а пшеничка яровая корешочки пустила, – радуется он. – Слава богу! И озимка начала зеленеть. Осенью посеяли около 4 тыс. га: рожь, пшеница, тритикале. Посеянные по парам – живые. Непаровые посмотрим, когда тепло будет. Где есть кущение, хорошо. Где нет, будем пересевать. Упор делаем на яровые – будем сеять до 1,5 тыс. га…
Уже посеяли. Вышло по пословице: сади жито (зерно) в грязь – будешь князь. Не про наших она, видно, крестьян. По урожаю прошлого года руководителю СПК «Староаннинский» сейчас бы князем ходить. А он, думая, как свести концы с концами, рубли считает.
– Как ни ухищряемся экономить, землю не обманешь – надо удобрения покупать. А еще солярочки, налоги заплатить. И о людях – за нами 170 человек – не забыть. Две недели назад выдали премию: на работающего пришлось по 30 тыс. руб. А с зарплатой призадержались. Прошу, потерпите дня три. В основном понимают…
Между тем на складах «Староаннинского» лежит продукция (кукуруза, семечка, просо, овес) на 20 млн руб.
– Ждали цены, – объясняет Николай Васильевич. – Дождались: не можем продать. Кукуруза упала до 7–7,5 руб. за кг. Овес по 5,5 руб. не продашь. Просо тоже сильно упало. И семена лежат. Обидно. Правительство, таможенными тарифами ограничив экспорт и тем самым обвалив цены, ударило по тем, кто работает на земле. Переживем и это. Перед новым годом приобрели три трактора, весной купили три воронежских опрыскивателя типа «Амазонки». Еще не расплатились. Но расплатимся. Планируем купить самоходный комбайн, чтобы заниматься сорго. Подсолнечник сокращать надо. Куда ни глянь – везде он. И везде, даже в крупных хозяйствах, которые могут себе позволить покупать устойчивые к заразихе семена, поля в заразихе. Однажды мы взяли семена «пионерского» гибрида. Заразихи развелось – не знали, куда от нее деваться, а семечки получили – по 4-5 ц/га. Больше с импортными гибридами не связываемся. Выращиваем «Лакомку», в том числе на семена. У нас их, сертифицированных, около 30 тонн лежит. Есть семена СУР (суперультраранний подсолнечник). Есть подготовленные к реализации семена белозерного сорго — 60 тонн…
Честно скажу: лично я увидел «свет в конце тоннеля», когда президент сказал Америке «нет» – у нас своя культура, сами во всем разберемся. Теперь – своим умом – разберемся! Нам, как нашим отцам и дедам, отступать с нашей земли некуда: Россия у нас одна.
Принимаем на работу молодых ребят. Быстро растут. Иван Зеньковский на севе яровых и бороновании наравне с ветеранами работал. На днях взяли еще одного – Петра Пеганова. Крестьянского роду парень: дед был управляющим отделения, отец – механиком.
На прошлой неделе была свадьба племянницы. Молодежи собралось много. Это уже не «поколение пепси» — другие ребята: умненькие, думающие. Иван Елисеев, подарив девушке большой букет роз и обручальное кольцо, сделал ей предложение. У него в Волжском квартира. Хочет у нас дом купить. Понимает: в селе есть перспектива. В городе человек с образованием – в лучшем случае офисный планктон. Без образования – рабсила. А в селе каждый нормальный работник – личность. Сейчас многие хотят вернуться в село, потому что здесь стабильность, спокойствие. Здесь – родина! Думаю, у них все будет хорошо. И в России все будет хорошо.
А пока еще дождичка нам всем. И – тепла. И урожая…

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here