ИНТЕР около двух лет следит за тем, как Николай Синичкин, отец 18-летнего парня, погибшего почти семь лет назад в дорожной аварии, пытается доказать невиновность сына.
Напомним: трагедия случилась в августе 2008-го. Сергей Синичкин управлял 99-й, второй участник ДТП — фермер Евгений Югай — автомобилем «Тойота Ленд Крузер».
— Когда я приехал на место аварии, сотрудник СО при ОВД по Среднеахтубинскому району сказал мне, что в ее обстоятельствах много неясного, — вспоминает Николай Синичкин. — Но после того, как его пригласили в машину одного из вышестоящих чинов, точка зрения полицейского резко изменилась. Он заявил, что все очевидно: мой сын выскочил на полосу встречного движения буквально перед носом иномарки.
Так погибшего Сергея Синичкина признали виновным без суда и следствия.
Отец пять лет добивался, чтобы по факту аварии возбудили уголовное дело. За эти годы он обращался в несколько исследовательских центров, специалисты которых оценивали ситуацию и приходили к выводам: 18-летний водитель не нарушал правила дорожного движения, и не его действия привели к страшной трагедии (в аварии погиб не только он сам, но и двое его пассажиров — молодой мужчина и мальчик дошкольного возраста).
Наконец, уголовное дело было возбуждено. Обвиняемым по нему проходил Сергей Синичкин. Но, по мнению отца, его расследование было необъективным.
— Мою версию не принимали во внимание, — поясняет он. — А представленные мною заключения специалистов признали недопустимыми доказательствами. Между тем заключение начальника отдела техэкспертиз экспертно-криминалистического центра (ЭКЦ) регионального ГУ МВД Андрея Зимы, положенное в основу обвинительного заключения, противоречит показаниям всех свидетелей аварии и схеме ДТП.
В Среднеахтубинском суде, куда было передано уголовное дело, прозвучали версии следствия и эксперта Зимы. В соответствии с ними машины столкнулись на правой обочине по ходу движения «Тойоты».
Другую версию озвучили водитель Югай, его пассажир Пак и офицеры полиции, которые в свое время оценивали ситуацию на месте аварии. Все они утверждали, что «Тойота» и 99-я столкнулись на полосе движения иномарки. Это отражено и в схеме ДТП.
Николай Синичкин считает, что разница принципиальная: место столкновения определяет, где находились машины до аварии. А, по версии мужчины, находились они на полосе движения его сына.
— Иначе как объяснить, что задняя часть «Тойоты» оказалась после столкновения за чертой, разделяющей полосы движения? — спрашивает он.
С Синичкиным согласен эксперт Левченко из Волгоградской лаборатории судебной экспертизы Минюста РФ. Не вдаваясь в тонкости проводимых им исследований и избегая научной терминологии скажем только, что он убежден: «Тойота» непосредственно перед столкновением уходила со встречной полосы движения на свою обочину. Об этом свидетельствуют, в частности, детали машин. Они никак не могут начать осыпаться прежде, чем машины столкнутся. И даже после столкновения, пока автомобили находятся в сцепке — а это длится доли секунды. Значит, если бы «Тойота» и 99-я сошлись на обочине, именно там находились бы осколки. А их нашли на проезжей части, практически посредине полосы движения иномарки.
Но представитель гособвинения, а следом за ним и судья отнеслись к показаниям Левченко критически.
— Я разделяю горе отца погибшего, но это не значит, что должен пострадать невиновный, — заявил в суде сотрудник Среднеахтубинской прокуратуры, таким образом, еще до решения суда признав преступником Сергея Синичкина.

Суд поддержал позицию гособвинения и установил, что столкновение произошло в результате нарушения водителем «ВАЗ-21099» правил дорожного движения и выезда на встречную полосу. Судебным постановлением в отношении его уголовное дело прекращено в связи со смертью. Однако Николай Синичкин и его адвокат Евгений Бодров не согласны с выводами суда и намерены обжаловать его в вышестоящей инстанции.
— В ходе предварительного и судебного следствия не было добыто доказательств подтверждающих виновность Сергея Синичкина, а имеющиеся противоречия в материалах уголовного дела не были устранены в ходе судебного следствия, — говорит Евгений Бодров. — В связи с этим считаю, что в деле еще не поставлена точка. Мы будем добиваться оправдательного приговора в апелляционном суде.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here