правовое синичкинВ Среднеахтубинском райсуде продолжают рассматривать уголовное дело, обвиняемым по которому проходит погибший в аварии 18-летний Сергей Синичкин.
«ИНТЕР» следит за этой историей почти два года. Напомним: трагедия случилась 19 августа 2008 года на автодороге Волжский – Энгельс. Столкнулись отечественная 99-я под управлением Синичкина и «Тойота Ленд Крузер», за рулем которой находился фермер Евгений Югай. Иномарка весом в 2,5 тонны смяла в лобовом ударе «жигуленок». Его водитель и пассажиры – 5-летний мальчик и его отец – погибли.
Согласно обвинительному заключению, Синичкин вылетел на полосу движения «тойоты» из-за попутной ему «газели». Югай повернул руль вправо, чтобы уйти на обочину, Синичкин — влево, соответственно, на ту же обочину. В результате у автомобилей не было шансов разъехаться. В аварии виноват 18-летний водитель.
Отец погибшего Николай Синичкин считает, что ситуация складывалась иначе. Именно поэтому он в течение пяти лет настаивал, чтобы по факту ДТП было возбуждено уголовное дело. Ему отказывали в полиции, органах прокуратуры, судах. Преодолев эти препятствия, он все-таки добился, чтобы в обстоятельствах аварии разбирался суд.
Версия Николая Синичкина такова: автомобили столкнулись на середине полосы движения «тойоты». Учитывая угол между продольными осями автомобилей (150 градусов) и то, что обе машины направлены в сторону одной обочины, отец погибшего уверен: непосредственно перед столкновением сын двигался по своей полосе. А «тойота» — по встречке.
Версия эта подкрепляется выводами нескольких экспертов, изучавших обстоятельства по материалам уголовного дела. Очевидцев данного ДТП нет.
В том, что перед столкновением именно «тойота» находилась на полосе движения 99-й, а не наоборот, уверены специалисты АНО «Центр судебных экспертиз» и «Независимого центра экспертиз и консалтинговых услуг» (оба — Москва). Такого же мнения придерживаются их волгоградские коллеги из АТЦ ВолгГТУ и ФБУ «Волгоградская лаборатория судебной экспертизы Минюста РФ» (подробности в № 6 от 13. 02. 2014 и на сайте «ИНТЕРа»). Из их заключений следует, что Сергей Синичкин в аварии не виновен.
По совпадению, после того, как в рамках расследования уголовного дела эксперт ФБУ пришел к тому же выводу, что и независимые специалисты, материалы дела были переданы из Волжского ОВД в ГСУ ГУ МВД РФ по Волгоградской области. Здесь была назначена новая экспертиза, которую выполнил начальник отдела техэкспертиз экспертно-криминалистического центра (ЭКЦ) регионального ГУ МВД Андрей Зима. Его выводы (а он подтверждает, что автомобили столкнулись не на самой дороге, а на ее обочине) свидетельствуют в пользу версии обвинительного заключения.
Однако в ходе судебного заседания выяснилось, что этот вывод расходится со схемой ДТП, которую составил на месте происшествия начальник СО при ОВД по Среднеахтубинскому району Алексей Фролов. В соответствии с этим документом, лоб в лоб автомобили встретились все-таки на середине проезжей части а/м «тойота».
В зале суда Зима, объясняя эту нестыковку, предположил, что у сотрудника полиции не хватило квалификации, чтобы точно определить место столкновения автомобилей. Допрошенный позже Фролов уточнил: он на протяжении шести-семи лет работал в Волжском ГАИ, где по роду службы ему постоянно приходилось выезжать на места аварий и, в том числе, составлять схемы ДТП. Позже исполнял обязанности дознавателя в Среднеахтубинском РОВД, специализируясь именно на дорожно-транспортных происшествиях. Затем занимался расследованием обстоятельств ДТП в том же райотделе. И только после стал начальником СО. Так что его опыта вполне достаточно, чтобы определить, где произошло столкновение. К тому же с ним согласился и сам участник аварии Югай, поставивший свою подпись на схеме. Фролов пояснил: в противном случае в схему ДТП дополнительно было бы занесено и место, указанное несогласным водителем.
Выводы эксперта Зимы опровергли также допрошенные в суде в качестве свидетелей обвинения водитель и пассажир «тойоты» Югай и Пак. Оба подтвердили, что столкновение автомобилей произошло на середине их полосы движения.
— У меня вызывают недоумение и другие выводы экспертизы ЭКЦ, — поделился Николай Синичкин. — В заключении сказано, что перед столкновением скорость «тойоты» была около 100 км/ч и торможения автомобиля не было. То есть автомобиль весом 2,5 тонны от первого касания встречного автомобиля (980 кг) до полной остановки проехал всего четыре метра при длине кузова пять метров? Кроме того, эксперт проигнорировал протокол осмотра места происшествия, где сказано, что осколки стекла и части автомобилей сосредоточены преимущественно на проезжей части.
Мы потому так подробно рассказываем о выводах экспертов, что в данном уголовном деле они крайне важны. Ведь второй участник ДТП и его пассажиры не могут дать показаний: все они погибли в той страшной аварии. На наш непрофессиональный взгляд, следователь, заинтересованный в выяснении обстоятельств трагедии, должен был тщательно изучить выводы всех специалистов. Но результаты экспертиз, заказчиками которых были Николай Синичкин и Светлана Антипова (супруга и мать погибших пассажиров 99-й), были признаны следствием недопустимыми доказательствами.
— У меня сложилось впечатление, что результаты «неугодных» экспертиз были отброшены в ходе следствия, поскольку они не вписываются в концепцию о виновности моего сына, — говорит Николай Синичкин. — Возможно, для того, чтобы придать вес выводам Зимы, следователь ГСУ назначил следом еще одну экспертизу. Ее провели в ЭКЦ ГУ МВД по Ростовской области за три дня, тогда как материалы уголовного дела насчитывают восемь томов. И выводы экспертов полностью дублируют выводы их волгоградского коллеги.
Отец надеется, что суд подойдет к рассмотрению дела с других позиций. Следующее заседание назначено на 26 февраля. «ИНТЕР» продолжит следить за судебным разбирательством.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here