правовое спор за квартиру73-летний пенсионер, житель Волгограда Геннадий А. пытается вернуть крышу над головой. Потерял он ее не по собственной вине, а, скорее всего, из-за правовой безграмотности. Обиднее всего, что доверился он в продаже своего дома и покупки квартиры не кому-нибудь со стороны, а родной дочери, которая оставила отца без жилья.
Родственные узы
Так уж сложилось, что в свое время Геннадий Иосифович расстался с первой супругой. И, как это нередко бывает в таких случаях, развод состоялся не только с женой, но и с двумя дочерьми. Позже он встретил другую женщину, прожил с нею почти 30 лет. Но и эти отношения сошли на нет. В результате на старости лет он остался один в доме, который многие годы принадлежал его семье.
Со временем мужчина начал общаться с одной из дочерей от первого брака. И в начале 2012 г. они пришли к соглашению: дом нужно продать, а вместо него купить квартиру. Ведь годы идут, моложе отец не становится, и обходиться без коммунальных удобств ему становится все сложнее.
Сказано – сделано.
Пенсионер выдает дочери от своего имени две доверенности: одна – на продажу жилья, вторая – на его покупку. И та начинает действовать.
22 февраля 2012 г. она продает дом отца за 1 млн 150 тыс. руб. Причем, как позже утверждает, 150 тыс. идут на оплату услуг риэлтора. И в тот же день покупает комнату-подселение в трехкомнатной квартире за 570 тыс. руб.

Неравный обмен
Почему пенсионер согласился на такой неравноценный обмен, он не может объяснить даже самому себе . Но, как выяснилось позже, и эта жилплощадь ему не принадлежала: «подселенку» дочь оформила в свою собственность. Правда, отца она об этом в известность не поставила. Признаться ей пришлось, когда тот попросил ее переоформить лицевой счет: пенсионера беспокоило, что квитанции на оплату услуг ЖКХ приходили на имя бывшей хозяйки жилья.
Ждал его и другой «подарок»: в его комнате площадью меньше 20 кв. м. было прописано… восемь человек! Четверо – на постоянной основе и столько же – в статусе временщиков.
Но главный «сюрприз» был впереди. О нем отцу сообщила вторая дочь. Она поделилась, что ее сестра заложила это жилье, получив под него заем в 150 тыс. руб. от работника ООО «МФО Займы в Волгограде». Договор был заключен 13 апреля 2012 г. и оформлен на три месяца. Процентная ставка составляла 7%, то есть, кроме основного долга, женщина должна была выплачивать дополнительно по 10,5 тыс. руб. Сумма, в принципе, небольшая. Но в случае невыплаты займа в оговоренный срок каждый последующий день должен был обходиться ей в 1%, то есть в 1,5 тыс. руб. При этом срок исполнения договора пересматривался. А если должница в него не укладывалась, то ей пришлось бы платить ежедневно уже по 2%, или 3 тыс. руб.

Долг успел подрасти
Сложно сказать, собиралась ли заемщица вообще расплачиваться с заимодавцем. Но к тому времени, когда последний обратился в суд в связи с тем, что она не исполнила свои обязательства по договору, сумма долга составила 1 млн 905 тыс. руб. На заседание суда женщина не явилась, и 17 октября 2013 г. Центральный райсуд удовлетворил иск. Позже было возбуждено исполнительное производство, в рамках которого заложенное имущество выставлено на торги. Но, поскольку желающих его приобрести не нашлось, заимодавцу предложили оставить комнату себе, что, собственно, тот и сделал. А несколько месяцев спустя подарил жилье 30-летней гражданке.
Получив в дар комнату, в которой прописан целый взвод жильцов, она также обратилась к помощи Фемиды. И та оказалась к ней благосклонна: Советский райсуд вынес решение в пользу новой владелицы подселения. Адвокат пенсионера пыталась донести до суда, что квартира – его единственное жилье, и если ветерана выселят, он останется без крыши над головой. Но суд к адвокату не прислушался.

Без денег и жилья
Сам Геннадий А. пытался отстоять свое право на жилье, обращаясь и в суд, и в полицию. Но в Советском райсуде заметили: у него нет никаких доказательств того, что комната-подселение была приобретена на его деньги. Поэтому нет никаких оснований удовлетворить его иск и передать комнату в его собственность. Хотя дочь не скрывала, что купила комнату на деньги отца. В полиции она говорила, что поступила так потому, что отец не раз утверждал: в будущем всю свою собственность он намерен завещать ей.
Опросив женщину, в полиции, судя по всему, поверили ее обещаниям. Та объяснила, что занимала 150 тыс. руб. на развитие бизнеса. Но заработать что-то не удалось. Однако от обязательств по данному займу она не отказывается, и в настоящее время обговаривает условия его погашения с займодавцем. Что касается конфликта с отцом, то женщина пообещала встретиться с ним и уладить дело миром: снять комнату с обременения и оформить дарственную на родителя.
Дело было в декабре 2012 г.
Позже пенсионер снова обратился с иском, настаивая на том, чтобы дочь по крайней мере вернула ему разницу между суммой, за которую был продан дом, и той, что она потратила на приобретение подселения. В этом суд с ним согласился и вынес соответствующее решение. Но в службе судебных приставов ему сразу дали понять: дело безнадежное. Ведь дочь нигде не работает, никакой собственности у нее нет, сбережений – тоже. Так что взять с нее нечего.
Сейчас пенсионер пытается оспорить в областном суде решение Советского райсуда, который признал его бездомным и настаивает на выселении мужчины.
«ИНТЕР» продолжит следить за развитием событий.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Одноклассники

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here