фото к Калашникову 2В конце сентября кандидат филологических наук, доцент ВолГУ Сергей Калашников прочитал в библиотеке им. М. Горького первую лекцию из цикла «Мифосимволическое пространство Царицына-Сталинграда-Волгограда». Посещаемость превысила все возможные ожидания. А это значит, что тема действительно интересна и важна волгоградцам. В этом номере «ИНТЕР» представляет анонс следующей лекции цикла, которая называется «Город без сакрального центра».
— В этот раз будем разбираться в структуре организации городского пространства, но не с точки зрения архитектурных концепций, а с точки зрения сакрального центра,- рассказывает Сергей Калашников. — Сакральный центр всегда являлся местом, которое наделялось особыми свойствами, магическими в том числе. Обычно, еще на ранней стадии существования населенных пунктов, а это у нас были города-села, города-деревни, по классификации В. О. Ключевского, подобный центр считался местом, откуда данное племя появилось на свет.
Волгоград уникален тем, что у нас таких центров несколько. Но главная беда в том, что они не координируются между собой.
Первым из них, безусловно, можно назвать площадь Павших Борцов. Это место наделено самым большим количеством признаков сакрального центра. Во-первых, там есть Вечный огонь: а в этой точке происходит совмещение символики мужского и женского начала. Более того, данная площадь объединяет две исторические эпохи в истории города. На ней стоит обелиск героям, погибшим при защите красного Царицына, а в нескольких десятках меторов от этого места произошло пленение Паулюса во время Сталинградской битвы.
Кроме того, большое значение имеет и сама площадь как место сбора горожан. А вот существенным недостатком является отсутствие на ней значимых символических объектов. Потому что в древности любая площадь не могла существовать сама по себе как ровная площадка. Обязательно с площадью совмещались еще два вида сооружений — либо одновременно, либо попарно. Это или храм, или некое административное здание, которое символизировало собой земную власть. Чаще всего, дворец. Иногда бывает так, что здание дворца и здание храма совмещаются в пространстве площади, как это, допустим, происходит в комплексе сооружений московского Кремля. И тогда это место можно считать абсолютным сакральным центром, где последовательно осуществляется два типа коммуникаций: вертикальная — между людьми и Богом, и горизонтальная, социальная, коммуникация между представителями власти и их поданными — народом.
— А что мы видим в Волгограде?
— Областная администрация находится от пл. Павших Борцов на удалении 300 м. Но она развернута в другую сторону и не выходит на площадь. Метафорически это подобно тому, как местная власть очень часто отворачивалась и продолжает отворачиваться от сообщества горожан.
Второй центр, безусловно, высота 102.0. Но это место находится на удалении от пл. Павших Борцов почти на 8 км. И связан Мамаев Курган только с одним историческим событием в жизни города – Сталинградской битвой. Этот ансамбль – именно памятное сооружение. Оно способно вырабатывать некий дух единства, столь важный для полноценного существования любого сообщества, но только по определенным датам в году.
Есть ли еще такие сакральные центры в городе?
— Функцию еще одного центра, как это ни странно, у нас выполняет нижняя терраса Центральной набережной. Она является пространством объединения людей, но по самым разным и не равнозначным поводам. Это может быть какой-нибудь увеселительный концерт, День молодежи, спортивный фестиваль или крестный ход. Вообще, набережная – весьма примечательный архитектурный объект: например, ее лестница отмечена двумя пропилеями. Это колоннады, внутри которых первоначально должны были стоять бюсты героев Сталнградской битвы. А первый случай строительства таких архитектурных сооружений встречается еще в древних Афинах: пропилеи открывают лестницу, ведущую на Акрополь. То есть пропилеи изначально – это элемент храмовых комплексов, который обозначал границу между профанным, собственно человеческим пространством обитания и территорией Богов. Это были своеобразные врата в небо. Но поскольку проект архитектора Симбирцева по строительству центра Волгограда до конца не был реализован, получилось, что эти самые пропилеи обозначают начало, за которой никакой священной территории дальше нет. И поскольку священного места не оказалось, они сами начинают выполнять эту священную функцию. Поэтому центральная набережная воспринимается еще как один центр, удаленный от пл. Павших борцов на расстоянии примерно 600 метров.
У нас есть четвертый центр — географический, который находится на стыке Советского и Кировского районов, там, где расположен торговый центр «Акварель». Но в этом месте нет никакого знакового сооружения, ведь Волгоградский государственный университет нельзя считать таковым…
— А Лысая гора?
— Нет. Дело в том, что Лысая гора связана с событиями ВОВ, и когда они происходили, оно еще не было географическим центром. Оно стало им несколько позднее, когда построили Спартановку.
— Я слышала такую версию, что мемориальный комплекс, расположенный на Мамаевом кургане, хотели возвести на Лысой горе. Если бы этот проект реализовался, это могло бы считаться центром города?
— Нет, не могло. Потому что относительно центра должно быть обязательно организована соответствующая инфраструктура. То есть, прежде всего, это должны быть административные здания, которые выполняют определенную функцию – трансляцию волеизъявления власти.
Есть еще один центр города, к сожалению, абсолютно забытый и никак не обозначенный.
— То есть пятый?
— Пятый. Это исторический центр города. Условно говоря, место, где расположен ресторан «Маяк». Ведь он построен на фундаменте церкви, разрушенной в постреволюционное время. А данная церковь стояла еще внутри Царицынской крепости. Но разумеется, сейчас данное место не воспринимается как центральное, потому что Царицын был ориентирован относительно реки Царицы, а Волгоград ориентирован относительно Волги. И этот исторический центр оказался забытым.
— К чему ведет отсутствие сакрального центра в ментальном плане? В отношениях, поведении людей?
— Наличие одного сакрального центра символизирует дух единства, наличие нескольких — отсутствие этого единства, внутреннюю раздробленность.
— Что можно сделать чтобы исправить ситуацию?
— Ну, я думаю, на статус центра претендует все-таки пл. Павших Борцов. Ее нужно, на мой взгляд, преобразовать следующим образом. Конечно же, убрать оттуда автостоянку, потому что центральная площадь города не должна выполнять утилитарную функцию. Во-вторых, чтобы сделать ее по-настоящему центральной, необходимо закончить этот архитектурный ансамбль. Мои личные предпочтения связаны с тем, чтобы там был возведен храм. И, конечно, надо перенести памятник Александру Невскому. Он сам по себе хорош, но поставлен очень неудачно, отсюда и прозвище — «регулировщик». Памятник находится в таком месте, где подступ к нему закрыт полностью. Гораздо лучше было бы, если бы он был помещен в районе центральной трибуны. Такие объекты не должны выполнять утилитарную функцию: это не фонарный столб, который предназначен для освещения, и не светофор. Александр Невский не должен регулировать движение, это не его функция, особенно, если он считается негласным покровителем города. Вот тогда площадь, на мой взгляд, приобретет законченный вид.

Лекция Сергея Калашникова «Город без сакрального центра» состоится 19 октября в 15.00. в Волгоградской областной библиотеке им. М. Горького.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here