Грошевой-5По сценарию фильма «Они сражались за Родину» понтонный мост у хутора Мелологовского должны были разбомбить. Секретарь райкома Петр Федорович Панфилов уговаривал Бондарчука не делать этого. Тот ни в какую. Панфилов поехал в Москву, все министерства обошел. Мост разбомбили. В фильме эти кадры не показали. Зато показали мост: люди по нему идут, «Заря» – пассажирский теплоход образца
80-х годов – выплывает. Сейчас здесь ничего не плавает. Перестали чистить русло – обмельчал Дон. Бывали годы, когда его местами вброд можно было перейти.
Деды и отцы наши сражались за Родину. А мы малую свою родину, наш Тихий Дон, опустив руки, сдаем злейшему врагу – разрухе.
Об этом я говорю в порядке предисловия к положению Клетского ХПП. Элеватор и вся его технологическая линия построена для того, чтобы отгружать зерно для транспортировки водным транспортом. По 300 тонн грузили на теплоходы, по 2 тыс. тонн – на баржи.
Сейчас из района зерно – свыше 150 тыс. тонн – вывозится в основном в ростовские порты, автомобильным транспортом. Только на этих транспортных расходах крестьяне теряют по 50-60 коп. на кг зерна. И не только они, мы все несем на этом потери.
Зерно вывозится все больше
58-тонными КамАЗами. А из Перекопского карьера щебень, раньше вывозившийся на баржах, сегодня вывозят 50-тонными тоннарами. Он идет на ремонт и строительство дорог. А наши дороги вдрызг разбиваются. Чехони в Дону почти нет. Ее вытесняет карась – прудовая рыба, потому как вода становится непроточной…
Держимся из последних сил
Элеватор, рассчитанный на хранение 35 тыс. тонн зерна, заполнен на 30%. Больше поступлений не ожидается. Работаем на себя, чтобы заработать на зарплату. О развитии и речи нет. Тем не менее ежегодно выигрываем конкурсы на хранение интервенционного зерна. В прошлом году интервенция не проводилась. А в этом, когда ее объявили, рыночные цены оказались выше государственных.
Ежегодно отправляем контрольные пробы в областной центр контроля оценки качества зерна. По всем показателям, которые зависят от людей, наша лаборатория вошла в пятерку лучших в области. В этом большая заслуга завлабораторией Светланы Валентиновны Матвеевой.
Как-то поехала она на один из элеваторов сверить по анализам качество зерна. Приезжает: «Мы с директором элеватора делали анализы – у него никого нет. Разбежались люди…»
И мы потеряем кадры, потом не соберем. Стараемся сохранить хотя бы костяк. Его у нас составляют замечательные люди, много лет жизни отдавшие ХПП: Николай Викторович Сухоруков, Владимир Федорович Василев, Светлана Николаевна Баранова, Нина Петровна Сухорукова, Валентина Антоновна Хромых, Тамара Николаевна Давыдова, Татьяна Геннадьевна Кабанова. После техникума пришла наш главный экономист Алевтина Николаевна Сухорукова. Здесь же работают ее муж Иван Афанасьевич и сын Сергей. Был слесарем-транспортерщиком. Окончив институт заочно, второй год работает главным инженером…
В надежде, что придет время и Дон снова станет судоходным, держимся из последних сил.
В Ростовской области Дон, привлекая федеральные средства, чистят. В Воронежской разработали программу. В нашей области об этом — ни слуху ни духу. При том что затраты на это могут быть вполне окупаемыми. Речной песок – мечта строителя: цемента требуется меньше, а качество бетона выше. Извлекавшийся драгами, он со свистом расходился по стройкам — волгоградским, астраханским, дагестанским. Сейчас для волгоградских строек песок добывают в карьерах.

Росприроднадзор подставил подножку – букву закона
Являясь селообразующим предприятием хутора Мелоклетского, кроме прочего обеспечиваем его водой. На сто человек населения потребляем 3,5 тыс. кубов воды в год. По условию выданной лицензии до 2012 года, нас обязали выполнить проект геологоразведочных работ на скважину, которой уже лет 20. Он стоит порядка 400-500 тыс. руб. – сумма для нас неподъемная. Росприродназор наложил на нас штраф – 300 тыс. руб.
Нам предлагали выход: законсервировать скважину и возить воду для нужд ХПП (нам ее нужно 300 кубов в год, в сутки – один куб) водовозкой, а хутор пусть власти водой обеспечивают – это их обязанность.
Представьте себе, что будет, когда население хутора останется без воды! Люди начнут бить во все колокола – писать коллективные письма губернатору и далее – президенту, приглашать телевидение… Зато буква закона, на страже которого стоит Росприроднадзор, будет соблюдена.
Кстати, в Госдуме, признав ее абсурдность, готовят поправку, согласно которой потребляющие менее ста кубов в сутки не будут подлежать лицензированию. Мы потребляем десять кубов в сутки. Тем нее менее с нас пытаются содрать шкуру…

Александр Грошевой,
директор Клетского ХПП:
Забор Клетского ХПП идет по берегу Дона. Есть причал, пристань. В ожидании лучших времен, в надежде, что Дон снова станет судоходным, все поддерживается в исправном состоянии.
Наступят ли эти времена, дойдет ли до властей, что, теряя Дон как водную артерию, мы теряем огромные деньги?
И не только деньги…

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Одноклассники

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here