аврии фото23 июля на сайте «ИНТЕРа» была опубликована статья «Аварии с тремя неизвестными». Речь в ней шла о том, что обстоятельства аварий с человеческими жертвами требуют самого тщательного расследования, иначе за решетку рискуют попасть невиновные люди.
Публикация вызвала большой читательский резонанс. Одно из писем, которые получила редакция из ст.Клетской Волгоградской области от семьи Ворониных, размещаем сегодня с некоторыми сокращениями.
24 февраля прошлого года на автодороге «ст. Клетская – ст. Распопинская – Серафимович» произошло ДТП. В автокатастрофе погибла молодая женщина. Мужчина, также находившийся в машине, был доставлен в реанимацию районной больницы в состоянии комы. Девять дней врачи боролись за его жизнь. Эта история сразу же получила самое пристальное внимание общественности, пострадавшим оказался офицер полиции Сергей Воронин, а жертвой страшной аварии – его гражданская супруга Людмила Жукова.
Из обвинительного заключения: 24.02.13 г. в период времени с 20 часов 00 минут до 21 часа 10 минут водитель Воронин, находясь в состоянии алкогольного опьянения, управляя автомобилем «ВАЗ 21099»…проявил преступное легкомыслие, предвидя возможность наступления общественно- опасных последствий – создание аварийной ситуации, не учел сложные дорожные и метеорологические условия … не справился с управлением…что привело к заносу автомобиля в левую сторону, с выездом на левую полосу движения и далее на левую обочину, в левый кювет…» с последующим опрокидыванием автомобиля (прим. автора). В результате ДТП пассажирка получила травмы, не совместимые с жизнью, и скончалась на месте до приезда скорой помощи.
Сергею Воронину было предъявлено обвинение, предусмотренное ч.4 ст. 264 УК РФ, которое трактуется как нарушение водителем, находящимся в алкогольном опьянении, правил дорожного движения, повлекшего по неосторожности смерть человека. Вполне возможно, что и сам Сергей, который, очнувшись, так и не вспомнил событий того дня (ретроградная амнезия, последствие серьезной травмы головы) и его родные смирились бы с обвинением. Но некоторые важные детали, в конце концов, заставили их усомниться в том, что именно он находился тот роковой вечер за рулем автомобиля.
Казнить нельзя помиловать
С самого начала химико-токсикологической экспертизой, не показавшей наличия этанола в крови полицейского, были опровергнуты показания свидетелей, что от пострадавшего пахло спиртным.
Согласно судебно- медицинской документации, имеющиеся у погибшей женщины травмы более подходят для повреждений, образующихся при ударе о выступающие детали салона, в частности, о рулевую колонку и рулевое колесо. Поэтому первым, кто озвучил предположение, что управляла машиной гражданская супруга Воронина, был врач, осуществляющий вскрытие.
Однако следствие придерживалось другой версии. Женщина находилась на пассажирском сиденье, в ее руках была микроволновая печь. На вопрос, могла ли Людмила получить такие травмы от удара микроволновки, врач не смог дать четкого ответа. А так как повреждения рулевой колонки и рулевого колеса экспертами не было выявлено, а свидетели утверждали, что рядом с телом погибшей видели микроволновую печь, то и эксперты занялись детальным изучением именно этого предмета. На СВЧ-печи имелись повреждения, которые судмедэксперты отнесли к совпадающим по характеру и локализации с травмой грудной клетки, при условии нахождения последней на коленях погибшей. Однако водитель не был пристегнут (установлено в ходе осмотра), а рулевая колонка и рулевое колесо не деформировались (это должно было произойти при мгновенной (кратковременной) остановке автомобиля передней частью об опорную поверхность. Но оценка этому факту могла быть дана при грамотной трасологической экспертизе.
Еще одним аргументом, в пользу того, что все-таки Воронин совершил опрокидывание, гособвинение называло наличие на оплетки руля потожировых следов полицейского. Хотя исключить возможность отсутствия пота погибшей женщины, просто из-за короткого времени, проведенного за рулем, нельзя. Факт того, что на сиденье водителя были обнаружены волокна одежды обоих участников ДТП, суд не счел основательным.
Согласно экспертного заключения, сапоги погибшей женщины подверглись воздействию сверху вниз, спереди назад, сзади к передней части и т.п. В результате чего, был оторван каблук одного из сапог, повреждена носочная часть другого сапога. Причинение таких повреждений на правом пассажирском сиденье (при отсутствии педалей) маловероятно. Ни предварительное, ни судебное следствие не дало этому оценку. Не было учтено также заключение эксперта, что расстояние от спинки водительского сиденья до руля составляло 41 см. Сергей Воронин при росте в 191 см, с учетом теплой одежды (свитер, зимняя куртка), физически не мог поместиться на водительском месте.
По мнению адвоката, не была проведена главная экспертиза в этом деле – комплексная транспортно — трасологическая и медико-криминалистическая. Именно она, при тесном взаимодействии экспертов автотехников и медиков могла дать категоричный ответ на главный вопрос: кто был за рулем?
Не беря во внимание вышеуказанные и обозначенные адвокатом факты, государственный обвинитель настаивал на наказании в виде лишения свободы сроком на 6 лет, с отбывание в исправительной колонии общего режима, с лишение права управления транспортным средством на 3 года. Аргументируя это тем, что на момент совершения преступления и на момент рассмотрения уголовного дела Сергей Воронин являлся действующим сотрудником полиции, что произвело общественный резонанс, поставило под угрозу доверие граждан к органам полиции.
Складывалось впечатление, что все происходящее напоминает образцово- показательную публичную порку в угоду общественному мнению либо ради цифр в какой-то отчетности. Как будто посадив одного полицейского, можно вернуть доверие граждан к работе правоохранительных органов, надзорной и судебной системе страны.
Приговором Клетского районного суда Воронин Сергей Николаевич был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст. 264 УК РФ. В том, что он управляя автомобилем, нарушил Правила дорожного движения, что повлекло по неосторожности смерть человека. Обвинение предварительного следствия в том, что Воронин был пьян, опровергнуто. Ему назначено наказание в виде 3 лет лишения свободы, с отбывание наказания в колонии – поселении с лишение права управления ТС сроком на три года.
Казалось бы, приговор вынесен. Но вопрос и сомнения, был ли Воронин за рулем, до сих пор остался открытым. Доказательства его вины очень неоднозначны. А принцип презумпции невиновности гласит: все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном уголовно-процессуальным кодексом РФ, толкуются в его пользу.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Одноклассники

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here