АПК котельниковоВ Котельниковском районе уборка в полном разгаре. Урожай в нынешнем году 20-30 ц/га, местами – до 40. Для южной зоны показатели очень хорошие. Но радоваться получается не у всех: у одного фермера, например, сгорела половина пшеничного поля. Говорят – поджог. Другого и вовсе избили чуть ли не до смерти. Виновных не нашли. На этом фоне постоянные потравы со стороны животноводов, не имеющих собственной земли (зато имеющих многоголовые стада), – сущие мелочи. Однако из-за этих «мелочей» многие селяне отказываются от земли, покидают насиженные места. При этом у котельниковцев создается ощущение, что районной власти не до них, и со своими бедами они оставлены один на один.

Пожар не местного значения
…Пожар на поле фермера Андрея Морозова случился в ночь с 26 на 27 июня.
– В тот момент главным для меня было спасти хотя бы какую-то часть урожая, – рассказывает Андрей Игоревич. – Это потом уже стали анализировать: очень уж профессионально был сделан поджог – занесли огонь так, чтобы ветер разнес его по зрелой пшенице. Поэтому версия полиции, что виновник – задержанный бомж, случайно бросивший сигарету, меня никак не убеждает.
Поначалу Морозов грешил на животноводов из хутора Сазонов.
– У нас постоянные конфликты из-за того, что их скот пасется на моих полях, – делится фермер. – Поэтому в первую очередь я им сказал: на вас, взрослых, не думаю. А вот молодежь – те могли решиться постоять за родителей против «врага», который гоняет их буренок. Но они клялись и божились, что такого быть не могло. Да я и сам уже поразмыслил: я ведь не беспредельничал, забредших ко мне коров не стрелял, как это делают некоторые владельцы полей. За что поджигать?
Другая версия: кому-то очень нужно столкнуть между собой коренное население и приезжий люд. Потому как от потравы страдает не один Морозов: такая же ситуация и у других фермеров района. В том же Терновом, например, местных жителей, по его словам, уже почти не осталось: все распродали свои поля, потому как смысла нет за землей ухаживать, чтобы другие на ней свой скот выкармливали.
Фермеры уверены: такое положение дел связано с бездействием районных властей. Ведь чиновников именно этого уровня в первую очередь должно волновать, что насиженные места покидают аграрии, которые исправно платят налоги. А на их место приходят те, у кого поле не меряно и стада не считаны.

Не на жизнь, а на смерть?
По подсчетам Андрея Морозова, ущерб от пожара составил по самым минимальным подсчетам около 600 тыс. руб. Но здесь речь идет только о деньгах. А в чем измерить утраченное здоровье фермера Ивана Трегубова, которого избили чуть ли не до смерти?
– В ночь с 28 на 29 июня я возвращался с уборки домой, – рассказывает он. – Проезжая мимо поля брата Григория увидел скопление людей: двое полицейских и местные предприниматели Сергей Топала и Анзор Гачетов. Остановился. Разговор шел о спорном поле, из-за которого у брата с Топалой был конфликт. Через некоторое время визитеры уехали.
День спустя машину Ивана Егоровича «подрезал» белый «лексус».
– Я притормозил, – вспоминает он. – Парни спросили, кто хозяин машины. Я ответил: моя машина. В ту же минуту они набросились на меня с кастетами, сломали нос, челюсть, ребра. Потом приставив пистолеты к вискам, заявили: «Передай брату, чтобы вернул Топале зерно».
Ивана Трегубова выходили медики.
Как пояснили «ИНТЕРу» Григорий Трегубов и Сергей Топала, конфликт между ними разгорелся из-за земельного участка размером чуть больше 100 га.
Трегубов поясняет, что минувшей осенью Топала поторопился засеять принадлежащее Григорию Егоровичу поле, не дождавшись, пока тот оформит надлежащим образом право собственности на этот участок. Уверяет, что готов выплатить расходы, которые понес Топала в связи с полевыми работами.
Топала заявляет, что документы, которые Трегубов получил на руки весной 2014 года, подтверждающие его владение участком, не выдержат проверки в суде. И называет уборку, которую начал на поле Трегубов, «грабежом среди бела дня». Что касается избиения Ивана Трегубова, то Сергей Мирчевич уверяет: он об этом даже не слышал.
Нужно сказать, что это уже второй конфликт между Трегубовыми и Топалой, в результате которого страдает Иван Егорович.
– В 1999 году охранники Топалы также меня избили, – вспоминает фермер. – Парней осудили за превышение полномочий. Кстати, один из них сейчас работает заместителем районного атамана по делам кадетов, воспитывает молодежь.
Казалось бы, зная о спорной ситуации, районные власти могли усадить «противников» за стол переговоров и разрешить конфликт мирным путем. Но этого не случилось. А у пострадавшего в этой истории Ивана Трегубова свой счет к райадминистрации.
– Я все же не последний фермер в районе: имею звание ветерана труда, награды за высокие показатели, – говорит он с обидой. – Но пока я был в больнице, ни один чиновник не пришел меня навестить. А правоохранители руками и ногами отмахивались от моего брата, когда он принес составленное мною заявление.

С нашим атаманом не приходится тужить…
«Не зря, видимо, народная мудрость гласит, что рыба гниет с головы», – кивают в сторону руководства райадминистрации местные казаки. Претензии они высказывают атаману района Виктору Гаврилову, «ставленнику» нынешнего главы райадминистрации Виктора Кудинова.
Их не устраивает, как Гаврилов ведет финансовую деятельность местной казачьей организации.
– Например, землю, которую муниципалитет передал в пользование СКО «Котельниково», он сдал в аренду по цене 250 руб. за га, – удивляется замсекретаря райотделения партии «Единая Россия», бывший заместитель атамана города Котельниково Алексей Воронцов. – А ведь средняя ее стоимость в районе в четыре раза выше – около 1 тыс. руб. И нам совершенно непонятно: почему нужно было забирать поля у одного из местных фермеров, который оплачивал аренду полновесным рублем и передавать их организации, что, по слухам, не внесла пока в кассу общества ни копейки.
На слухи казаки опираются по одной простой причине: отчитываться перед земляками атаман не торопится.
– От нас как будто прячут договора аренды земли: с кем они заключены, на какую сумму, – поясняет Николай Иванович. – И у простых казаков складывается впечатление, что глава района Кудинов специально вынудил уйти в отставку прежнего атамана района Потапова, чтобы «химичить» в паре с Гавриловым.
Между тем селян волнует еще один вопрос: выдвижение кандидатов в сельские советы народных депутатов. По непонятной причине (может быть, с чьей-то подачи? – Ред.) в эти органы местного самоуправления выдвигаются нынче горожане – работники руководящего звена организаций, подведомственных непосредственно районной и городской администраций, то есть Кудинову.
– Причина, полагаю, как раз понятна, – возражает глава Котельниковского сельского поселения Виктор Марченко. – Думается, это попытка удержать контроль над будущим составом райсовета, а при возможности и возглавить его. Какая польза от этого нам, селянам, легко догадаться.
Сомнение селят понятно. Ведь что происходит: случился у фермера пожар – районные власти никак не отреагировали. Жалуются аграрии на потравы – опять же ноль реакции. Хотя гром уже грянул: не так давно в одном из хуторов района случилась драка, которую в некоторых СМИ связали именно с противостоянием животноводов и земледельцев. Конфликтуют не на жизнь, а на смерть два сельхозпредпринимателя – районная власть опять же в стороне. Но при всем при том к власти, простите за тавтологию, рвется.
Как будет дальше развиваться ситуация в Котельниковском районе? Озаботится ли районная власть судьбой его жителей? «ИНТЕР» продолжит следить за развитием событий.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Одноклассники

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here