dm2675edkqmyzuqj_1024x768Около года «ИНТЕР» следил за расследованием уголовного дела «мужиков-разбойников» – волжан Андрея Чебурахина и Олега Коваленко. Сначала в нем разбиралась полиция, затем – суд. Правоохранители заподозрили парней виновными в разбое. Суд с ними согласился. В результате два молодых человека получили про 2,5 года колонии. Но сами осужденные не признают своей вины и обратились в облсуд.

Две версии
По версии потерпевшего Юрия Филатова, судьба свела его с осужденными апрельским вечером, когда он возвращался домой из кафе после выпитых там «трех-четырех-пяти бутылок». Парни набросились на него, сбили с ног и хотели ограбить. Правда, украдено у него ничего не было: сумка и два сотовых телефона остались при хозяине.
По версии осужденных, это Филатов набросился на них с кулаками и криком «Вы что, черти!». Досталось обоим «разбойникам», у Коваленко даже был разбит висок. Что касается Филатова, то прибывшие в райотдел полиции медики «скорой» не обнаружили у него никаких повреждений. А вот в заключении эксперта от 27 мая 2013 г. (драка была 17 апреля), сказано, что у мужчины выявлены ушиб на затылке, ссадины на кистях и закрытый перелом фаланги первого пальца левой кисти.

Адвокат против
Защитник Чебурахина – адвокат Эдуард Нагибин – не согласен с приговором.
– В своем решении судья Воронов просто перечислил все доводы обвинения и согласился с ними без всякого обоснования, не указав при этом ни одного довода стороны защиты, – говорит он. – Например, обосновывая вину обвиняемых, судья указывает, что показания Филатова согласуются с показаниями его супруги. При этом его ничуть не смущает тот факт, что Филатова о случившемся узнала только от мужа, когда он вернулся домой.
Исключительно со слов Филатова был знаком с происшествием и свидетель обвинения Суховерхов. В суде он рассказал, что потерпевший поведал ему о нападении хулиганов, которые ничего у него не забрали, на следующий день после случившегося.
Свидетель Халяпин (сотрудник ППС – Ред.) вообще ничего не видел: на место происшествия он прибыл после звонка своего коллеги Олейника, который сказал, что ему нужна помощь.
Таким образом, единственный свидетель обвинения, который видел драку своими глазами – сотрудник ППС Олейник. Но и он находился в этот момент в 30-ти метрах, и не смог четко ответить: кто же из нападавших на Фролова пытался стащить с его плеча сумку, как настаивает потерпевший.
– И потерпевший, и свидетели обвинения постоянно путались в показаниях, – дополняет адвокат. – А суд, похоже, не ставил перед собой задачу: выяснить, по каким причинам это происходит. В приговоре сказано, что Филатов давал полные, последовательные, дополняющие друг друга показания, не доверять которым у суда нет оснований.

А телефон выбросил в море…
– На протяжении предварительного расследования, которое длилось более полугода, я как защитник Чебурахина пытался выяснить судьбу вещественных доказательств – сотовых телефонов, – уточняет Эдуард Нагибин. – Но результата так и не получил,
Сотовые не обнаружили при осмотре места происшествия, не осмотрели после инцидента и не признали вещественными доказательствами.
Согласно протоколу выемки от 20 сентября 2013 г., телефоны и сумка черного цвета были изъяты в тот день на квартире Филатова. Но в ходе судебного заседания он так и не мог указать, где находятся мобильники. Говорил, что один он забыл в Рязани, а другой утопил в Каспийском море, после чего выкинул его.
– А на мой вопрос, заданный следом, он тут же указывает, что телефон лежит у него дома, так как он достал его из моря, но починить его нельзя, – удивляется Нагибин. – Но вот что странно: по сложившемуся у меня впечатлению, судья спокойно смирился с тем фактом, что даже сам потерпевший не в курсе судьбы вещественных доказательств.
Учитывая эти и другие нестыковки, Эдуард Нагибин требует отменить решение Волжского горсуда и признать его подзащитного невиновным.

* * *
Нужно признать, что и у редакции «ИНТЕРа» дело также вызвало немало вопросов. Нам было сложно поверить, что два трезвых молодых человека напали на свою жертву и решили ограбить ее буквально в нескольких метрах от ППС, практически на глазах полицейского, который в это время проходил мимо. А еще множества свидетелей. Они, кстати, в ходе следствия и суда давали показания в пользу подсудимых, которые были признаны сомнительными и недостоверными.
Смутил нас и рассказ Сании Чебурахиной о предложенной ей сразу после происшествия сделке: 100 тыс. руб. – и дела не будет. Правда, самого разговора с посредником никто не слышал, но вот свидетелей ее возмущения по этому поводу немало: Сания Гаппезовна – человек шумный, эмоции скрывать не привыкла, а у райотдела внутренних дел в то время было немало людей.
Скажем откровенно: мысль о том, что сначала на скамью подсудимых, а затем и в колонию попали невиновные, не дает нам покоя. Ведь на их месте мог оказаться сын, муж или брать любого из нас. Поэтому мы с особым вниманием будем следить за продолжением судебного разбирательства по этому делу – теперь уже на уровне областного суда.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Одноклассники

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here