dm2afadj7r0nxvb3_398x298В минувшее воскресенье в области прошел так называемый праймериз, или гражданский референдум «Народное доверие». В ходе его «Единая Россия» определяла, кто из потенциальных кандидатов пользуется наибольшим доверием со стороны избирателей и может победить на выборах 14 сентября. Напомним: в единый день голосования жителям региона предстоит выбирать среди прочих и депутатов законодательного собрания региона. Но самое главное: нам предстоят выборы губернатора, на кресло которого в настоящий момент претендуют четыре человека.
Возвращаясь к праймериз, стоит отметить, что событие вызвало неоднозначную реакцию (отзывы некоторых читателей «ИНТЕРа» приведены на этой странице, а часть экспертов обозначила случившееся и вовсе как «дезинформацию избирателей»). Высказать свое мнение по этому поводу и поразмышлять о политической ситуации в регионе накануне выборов «ИНТЕР» предложил известному политологу, президенту Института гражданского общества Инне Прихожан.
– Инна Анатольевна, многие эксперты говорят, что прошедший референдум продемонстрировал все тот же административный ресурс и все те же команды бюджетникам голосовать под страхом увольнения. Зачем и кому это было нужно?
– Начнем с того, что само понятие «гражданский референдум» вызывает у меня ассоциацию с гражданским браком, когда никто ни перед кем не несет никакой ответственности. Результаты этого мероприятия были стопроцентно предсказуемы: проводя такого рода голосование, да еще при очень маленьком количестве избирателей, вы априори получаете в победители тех, кто хоть в какой-то степени знаком людям. Механизм работает ровно, как в том мультфильме: мы выберем тебя, потому что знаем много лет, а с этим котом познакомились только что. В итоге для депутатов, которые уже не первый срок заседают в облдуме, референдум стал своего рода легитимизацией самих себя: поскольку его результаты подтвердили, что избиратели их любят, они как бы получили право снова претендовать на те же кресла. При этом совершенно не учитывается, что голосовали за них в основном знакомые родственников и родственники знакомых. Тех же, кто пришел на эти выборы по собственной инициативе, набралось значительно менее 10%. Это даже не соцопрос, потому что он делается по определенным правилам. К тому же и механизм проведения мероприятия был отлажен из рук вон плохо, к его организации отнеслись достаточно халатно. Что касается отбора кандидатов на должность губернатора, то его и вовсе можно было не проводить. На Андрея Бочарова сегодня работает так называемый рейтинг ожидания: ведь у него с населением области сейчас «медовый месяц» – первые сто дней со дня назначения. К тому же на фоне предыдущего главы региона любой будет выглядеть замечательно, а Бочаров еще и предпринял несколько популярных шагов, дав людям определенные надежды на то, что область будет возрождаться.
– Предполагалось, что проведение референдума сработает на повышение явки избирателей на предстоящих выборах…
– В прошлые годы слабая явка была самым уязвимым местом «Единой России» в нашей области. Считается, что выборы не работают, если для участия в них приходит меньше двух третей избирателей. А если учесть, что у нас, особенно на выборах в Волгоградскую гордуму, по самым оптимистическим данным приняло участие 20-25% населения, то можно говорить о его полном разочаровании. Но разочаровывать избирателей также опасно, как и женщин. Вот и была устроена, простите за нелитературное слово, «замануха», заключающаяся в том, что, по замыслу, должна была дать возможность каждому выдвинуть свою кандидатуру. Для почти 400 человек, которые попытались прорваться в околовластный круг, эта ярмарка тщеславия закончилась ожидаемо: они получили то, что и должны были получить, то есть ничего.
– На референдуме был предпринят такой демарш: некоторые волгоградцы перечеркивали бюллетени и вписывали слова: «За Паршина». Якобы в знак протеста попытки дискредитировать и скомпрометировать этого депутата Госдумы, в отношении которого сейчас решается вопрос о возбуждении уголовного дела.
– Это тоже момент организации. Дело в том, что в России партии не работают так, как положено политическим объединениям. За рубежом длительная приверженность к той или иной партии означает, что когда начинается безумие предвыборной агитации, тобой не смогут манипулировать, потому что ты твердо знаешь: у тебя есть партийный босс, и он указывает тебе правильный путь. В этом смысл партийной системы голосования. У нас же партийная система превратилась в списочную, которой к тому же совершенно открыто торгуют, да еще жалуются, что цены повышаются, так сказать, с поправкой на инфляцию. Помню, когда зашел разговор о судьбе нынешней Волгоградской гордумы, один из близстоящих к городской власти людей импульсивно возмутился: как же так – люди заплатили по 10 млн руб., их ведь надо «отбить», а еще и года не прошло… Разумеется, эти взносы оформляются в благопристойную форму помощи партии, но суть от этого не меняется.
– Инна Анатольевна, нас могут упрекнуть, что мы распространяем слухи.
– Когда говорят о политических слухах, я всегда вспоминаю слова британского государственного и политического деятеля Уинстона Черчилля: «По миру ходит масса ложных слухов. Беда в том, что большинство из них оказываются правдой».
– И все-таки, если рассмотреть сценарий, что Николаю Паршину как лидеру реготделения КПРФ удастся выставить свою кандидатуру на выборах губернатора. Не получится ли так, что жители региона, уставшие от «безнадеги», проголосуют за него из чувства протеста?
– Как мне видится, назначение Андрея Бочарова врио главы региона и имело целью предотвратить такое развитие событий. Ведь о работе предыдущего губернатора Сергея Боженова отрицательно отзывались абсолютно все группы населения. Похоже, он имел особый талант – за два года восстановить против себя всех и вся. На Бочарова, повторюсь, сегодня будет работать рейтинг ожидания. И голоса избирателей он, как видится, получит в качестве аванса.
– Последние выборы в Волгоградскую гордуму показали: несмотря на то, что народные избранники предыдущего созыва привели город к плачевному состоянию, большинство из них снова пришли к власти. Ту же тенденцию мы наблюдаем в связи с куда более серьезными выборами – в региональное законодательное собрание. На ваш взгляд, нужна ли в депутатском корпусе ротация кадров?
– Обязательно. Для Волгоградской области это особенно актуально, потому что десять прошедших лет не дали позитивного результата: область превратилась в депрессивную. Особенно меня поразила такая цифра: по уровню бюджетной обеспеченности на душу населения мы занимаем 82-е место из 83. Это очень скверный результат, и, откровенно говоря, преодолевать последствия этого падения без чрезвычайной программы и помощи федерального центра будет архитрудно. Поэтому ротация кадров очень нужна. Но дело в том, что выборы – сложная вещь: результаты голосования на них априори не совпадают с тем, за что голосуют люди. Опять же потому, что партии не выполняют своего предназначения – вести людей на выборы организованно. Между тем против организации избирателя оружия нет: выборы, как и референдумы, выигрывает тот, кто их назначает. Но у нас партии работают как кооперация определенных руководителей, которые твердо держат руль в своих руках и избирают не людей полезных, а людей знакомых.
– А есть ли вообще у нас в области люди, которые могут прийти на смену действующим депутатам? Ведь даже кандидатуры на звание почетного гражданина Волгограда в нынешнем году не нашлось…
– Кто-то из великих мира сего сказал, что если общество пренебрегает талантами, они уходят. В нашем регионе в течение многих лет зачищали политическую территорию и освобождались от людей, которые могли вырасти если не в политических руководителей, то хотя бы в административных и общественных управленцев. В результате сегодняшняя ситуация с кадрами в области очень напоминает известную фотографию времен Великой Отечественной войны, на которой изображены партизаны: дед в ватнике и внучок 14-15 лет с огромным автоматом – иными словами, старый да малый. У нас есть люди, которых нужно растить, но нет политических лифтов, которые бы их продвигали. И я сегодня в определенной мере сочувствую губернатору, которому придется управлять областью, не имея управленческой команды.
– Сейчас врио губернатора настаивает на том, что депутаты должны работать на неосвобожденной основе, отказаться от раздутого штата помощников, дорогих машин, высоких зарплат и значительной денежной компенсации по окончании депутатских полномочий. Эту борьбу пытались вести и до Андрея Бочарова, но законодатели не сдавались. Как вы думаете, в этот раз удастся довести дело до конца?
– Бесспорно, депутаты должны располагать средствами, позволяющими им осуществлять свои полномочия. Вопрос: в какой мере? Если область, как я уже сказала, находится на 82-м месте по уровню бюджетной обеспеченности на душу населения, то и депутатская душа должна удовлетвориться такими же рамками. Обеспечение, которое есть у них сегодня, для нашей области чрезмерно и оскорбительно.
– Может, лишение депутатов определенных привилегий приведет к смене их команды?
– На самом деле врио губернатора к этому нужно стремиться. Не секрет, что в области чрезвычайная ситуация, и действовать нужно по законам ЧС, в том числе в сфере формирования законодательного органа власти. Если будет продолжаться «пережевывание» бюджетных средств, уходящих непонятно куда, мы приобретем так называемый африканский статус: будем погружаться в бездну, пока другие развиваются. Так что врио губернатора нужно отбирать в свою команду каждого человека и прикрывать такого своим именем. Больше того, ему нужно еще и убедить население прийти и отдать за эту команду свои голоса, чтобы иметь возможность сформировать хотя бы дееспособную Думу. Потому что поднимать руки, голосуя за любую инициативу очередного губернатора, как это делали практически весь созыв действующие депутаты, это, конечно, тяжелый труд. Но кое-кого пора уже от него освободить. Иначе эту корпорацию, успешно правящую у нас больше десяти лет, не свернуть.
– Есть ли свет в конце волгоградского тоннеля?
– Ситуация, повторюсь, серьезная. Власти нужно трудиться по 28 часов в сутки, чтобы ее переломить. И поэтому очень жаль, что силы и время тратятся на такие шоу, как прошедший гражданский референдум. Конечно, «Единой России» хочется продемонстрировать, что она правящая партия и что у нее есть силы исправить положение дел в области. Но она, увы, слишком долго правит в регионе, чтобы оставалось много желающих в это поверить.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here