социум продажа младенцаКогда в ноябре 2012 года в области впервые стало известно о том, что мать пыталась продать собственного новорожденного ребенка, волгоградское общество испытало легкий шок. Первые полосы местных газет пестрели громкими заголовками и яркими фото. Сегодня, полтора года спустя, сообщения об очередной сделке с «живым товаром» проходят почти незамеченным. Вот и на этой неделе очередная мамаша пыталась совершить преступную сделку. Что происходит? Почему дети стали предметом купли-продажи? «ИНТЕР» попытался ответить на эти вопросы.

«Психически здорова»
…Когда Нигора Солаева покидала Узбекистан, она была полна надежд и мечтаний о будущей счастливой судьбе, которая ждет ее в далекой России. И не только для себя, но и для своего 4-летнего сына. Женщина была уверена, что встретит здесь свою любовь и построит семью. Но на деле сложилось иначе…
Ее возлюбленным стал такой же мигрант, как и она сама, только приехал он из Таджикистана. Когда бурный роман привел к беременности, мужчина вспомнил, что на родине его ждут жена и дети. Быстро собрав нехитрый скарб, он исчез из жизни Нигоры.
Муниса родилась здоровой, крепкой девочкой. Казалось бы, любая женщина была счастлива, обретя такого ребенка. Но Нигору ее появление на свет не радовало. Поначалу она решила оставить малышку в больнице. Но бабушка Мунисы настояла, чтобы забрать внучку домой. Нигора подчинилась желанию матери, но мысль о том, чтобы избавиться от нежеланного младенца ее не оставляла.
Поначалу она предложила ребенка многодетным землякам. Те с удовольствием согласились, но фермера, у которого они трудились, не устраивало, что приемное дитя отнимает у работницы много времени. Муниса вернулась в родной дом. А Нигора начала подыскивать ей новых родителей. На этот раз она решила не продешевить, и запросила за девочку 30 тыс. руб.
Покупателей она подыскивала среди гастарбайтеров, но на сделку явились оперативники.
– На допросе Солаева плакала и говорила, что ей нужны были деньги, чтобы вернуться на родину, – рассказал «ИНТЕРу» руководитель Николаевского МрСО регионального СУ СКР Владислав Чернышев. – А ее работодатель якобы забрал документы за долг в 20 тыс. руб. Однако после осмотра жилья женщины выяснилось, что и документы ее были на месте, и деньги отложены в тайнике.
Задержанной назначили медико-психологическую экспертизу. Выяснилось, что психически она здорова. И 29 марта 2013 года Николаевский райсуд вынес 24-летней гражданке Республики Узбекистан приговор. Суд признал ее виновной в продаже своего ребенка и назначил наказание в виде двух лет лишения свободы. Срок она отбывает в колонии общего режима.

Долговая яма
Волжанка Ольга Санжарова нашла покупателя на своего младенца еще до его рождения. Заглянув на местный рынок за покупками, она разговорилась с продавцом и пожаловалась на финансовые сложности. Дескать, мальчик вот-вот появится на свет, а содержать его не на что. Да и долгов накопилось, хоть отбавляй: и за коммунальные услуги, и за новенький смартфон.
Николай Калмыков давно мечтал о сыне. Но жена дарила ему исключительно дочерей. Услышав бередящий душу рассказ молодой женщины о ее бедственном положении, 37-летний коммерсант предложил решение и своей, и ее проблемы: стороны договорились о купле-продаже еще не родившегося ребенка.
Определяясь с ценой, Ольга настояла, чтобы Калмыков содержал ее до родов, погасил кредит и оплатил аренду квартиры, в которой она обитала со своим сожителем.
– Малыш появился на свет за несколько дней до Нового года, – уточнила «ИНТЕРу» старший помощник прокурора Волжского Ольга Кленько. – Через четыре дня, выписавшись из городского роддома, мать тут же передала сына покупателю.
Выяснилось, что несколько лет назад женщину лишили родительских прав: тогда она потеряла свою дочь. Ожидая второго ребенка, Ольга не стала дожидаться вмешательства социальных служб, а сама от него избавилась.
В ходе следствия участники сделки пытались доказать, что Николай не покупал ребенка, а оказал Ольге финансовую помощь. Сына же она отдала в чужую семью, будучи уверенной, что там о нем лучше позаботятся. Однако представитель гособвинения настаивал, что речь идет о торговле ребенком.
Суд приговорил Санжарову и Калмыкова к трем годам заключения в колонии общего режима каждого. Кроме того, Ольгу в очередной раз лишили родительских прав.

Цена «вопроса» — полмиллиона
Делом 35-летней гражданки Республики Узбекистан, пытавшейся продать своего ребенка за 35 тыс. руб., суд займется не раньше июня.
– В марте этого года в правоохранительные органы обратился ее земляк, – рассказал «ИНТЕРу» старший следователь СО по Волжскому регионального СУ СКР Роман Сошкин. – Он рассказал, что его знакомая активно ищет человека, готового купить ее новорожденного сына.
Желающие приобрести малыша нашлись через полтора месяца – в этой роли выступили оперативные сотрудники полиции. Шестого мая при получении 35 тыс. руб. и передаче ребенка женщина была задержана.
– В ходе допроса она утверждала, что не собиралась продавать малыша, а только искала людей, которые присмотрели бы за ним, пока она съездит на родину, – уточнил следователь.
По словам Романа Сошкина, женщина, скорее всего, боялась возвращаться в Узбекистан с нежеланным ребенком. Ведь отец ребенка не был ее мужем, а перед рождением сына и вовсе уехал из России. Для мусульманки это несмываемый позор. Вот она и решила избавиться от младенца, а заодно и заработать на обратную дорогу домой: на территории Волгоградской области она находилась с ноября 2013 года, и все это время нигде не работала.
Тяжелое материальное положение толкнуло на неблаговидный поступок и гражданских супругов-узбеков. Во вторник в их отношении возбуждено уголовное дело.
– По данным следствия, в апреле текущего года 28-летняя женщина и ее 21-летний сожитель решили продать своего новорожденного ребенка, – пояснила пресс-секретарь регионального СУ СКР Наталия Куницкая. – Женщина тогда находилась на последних сроках беременности. Потенциальных покупателей они стали подыскивать в сети Интернет, разместив объявление на одном из сайтов. Своего ребенка родители оценили в 500 тыс. руб.
19 мая прямо в родильном доме они отдали «покупателю» новорожденную дочку, согласившись на 400 тыс. руб.

Комментарий в тему
Нина Болдырева, уполномоченный по правам ребенка в Волгоградской области:
Ситуация, когда мать или оба родителя готовы продать своего ребенка, связаны не только с невысоким материальным уровнем, но и с низкими моральными качествами этих людей. С другой стороны, здесь играют роль национально-культурные традиции мигрантов из Средней Азии: для них неприемлемо избавиться от нежеланного ребенка до его рождения. В то же время в восточной культуре, насколько мне известно, бытует обычай отдавать первенца на воспитание бабушке. Возможно, и это накладывает свой отпечаток на решение женщин.

Юрий Гуров, врач-психотерапевт, доктор медицинских наук, профессор:
– Каждую из этих ситуаций нужно рассматривать отдельно. Возможно, эти женщины пережили какую-то психологическую травму, в том числе со стороны отцов новорожденных, и это повлияло на их отношение к детям. С другой стороны, не исключено, что растиражированная СМИ история Нигоры Солаевой стала примером для таких же молодых матерей, оказавшихся в сложной жизненной ситуации. В целом же это лишний раз говорит об усилении духовного кризиса, когда женщина, призванная быть хранительницей семей, разрушает самые ее основы.

Галина Гунькина

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Одноклассники

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here