Николаю Синичкину, чей сын погиб в дорожной аварии, не удается добиться его оправдания
«ИНТЕР» уже не раз рассказывал о трагедии в семье Николая Синичкина, чей сын Сергей погиб в ДТП. Авария случилась в августе 2008 года: на автодороге Волжский – Энгельс столкнулись 99-я, которой управлял 18-летний парень, и «Тойота Ленд Крузер», за рулем которой находился известный фермер Евгений Югай. Погибли водитель отечественного автомобиля и пассажиры – 8-летний мальчик и его отец. Свидетелей аварии не было. Опираясь на слова Югая и его пассажира, полиция признала виновным Сергея.
Сколько экспертов – столько мнений?
По официальной версии, Сергей обгонял попутную машину и, оказавшись на встречной полосе, не успел завершить маневр. К такому же выводу пришел эксперт, которому были направлены материалы проверки по факту ДТП. Однако отец погибшего Николай Синичкин усомнился в результатах экспертного заключения, поскольку, по его мнению, вопросы специалисту были составлены некорректно.
– Следователь умышленно продвигал версию о выезде моего сына на «встречку», – считает Синичкин, – сформулировав вопрос следующим образом: «На каком удалении находилась «тойота» от места столкновения в момент выезда 99-й на его полосу при обгоне транспортного средства?»
Николай Васильевич обратился к столичным экспертам. И представители двух совершенно не связанных друг с другом компаний пришли к одинаковым выводам.
Так, специалист в области автотехнической экспертизы АНО «Центр судебных экспертиз» подтвердил, что «а/м «тойота» непосредственно перед столкновением находился на встречной для него полосе движения». А сотрудники «Независимого центра экспертиз и консалтинговых услуг», кроме того, уточнили, что «скорость «тойоты» в момент движения перед ДТП была значительно выше 120 км/час», а не около 90 км/час, как утверждал в ходе предварительной проверки Югай. К тому, что «перед столкновением а/м «тойота» двигался по стороне встречного движения», склоняется и специалист АТЦ ВолгГТУ (автотехнический центр), куда обратилась Светлана Антипова, муж и сын которой были пассажирами 99-й и погибли в той аварии.
Имея на руках выводы экспертов, Синичкин стал настаивать на возбуждении уголовного дела. Ему отказали. При этом следователь признал, что «какие-либо признаки, позволяющие с достаточной точностью утверждать, что события, описанные водителем Югай, могли произойти либо они таковыми быть не могли в материалах дела и в схеме происшествия отсутствуют».
То есть получается, что неопровержимых доказательств невиновности выжившего водителя у полиции не было? И правоохранители заочно записали в виновные Сергея Синичкина, который уже не мог опровергнуть второго участника аварии?

Судам закон не писан?

Николай Синичкин не сдался, и на протяжении пяти (! – Ред.) лет добивался возбуждения уголовного дела. Хотя было уже постановление Конституционного суда России, в котором сказано: если родственники погибших в ДТП настаивают на возбуждении уголовного дела, отказывать им незаконно. Но Синичкину отказывали, в том числе в судах. Дело не двигалось с мертвой точки до тех пор, пока КС РФ в очередной раз не напомнил, что свои решения и постановления он принимает не для красного словца, а как руководство к действию.
Уголовное дело по факту ДТП все-таки возбудили, его расследование «в целях объективного и всестороннего исследования всех обстоятельств совершенного преступления» поручили СУ УМВД РФ по городу Волжскому».
Следователь назначил новую экспертизу, и эксперт ФБУ «Волгоградская лаборатория судебной экспертизы минюста РФ» делает вывод: «версия о том, что Синичкин, намереваясь обогнать попутно движущийся грузовой автомобиль выехал на полосу встречного движения, где произошло столкновение с «тойотой» под управлением Югай, является несостоятельной».
– Казалось бы, дело можно направлять в суд, – говорит Синичкин. – Но его передают в ГСУ ГУ МВД РФ по Волгоградской области. Новый следователь г-н Несмачнов тут же заявляет мне, что его не устраивают результаты предыдущей экспертизы. И назначает новую, которую проводят в Ростове в рекордно короткие сроки: за три дня.
Ростовский эксперт полностью подтвердил первоначальную версию полиции. И следователь ГСУ ГУ МВД РФ по области г-н Несмачнов уже уведомил Николая Синичкина, что его сына намерены привлечь в качестве обвиняемого.

P.S.: Синичкин обратился с открытым письмом к прокурору области г-ну Чурикову. Его полный текст читайте на сайте «ИНТЕРа». Напомним, что в середине февраля этого года редакция направила запрос в облпрокуратуру, чтобы ее сотрудники объяснили: как могло случиться, что отец в течение пяти лет добивался возбуждения уголовного дела по факту ДТП? И кто должен понести за это ответственность? Ответ начальника отдела по надзору за исполнением законов о несовершеннолетних и молодежи г-жи Толстиковой иначе как отпиской не назовешь. В нем нет оценки бездеятельность представителей структур, работающих в рамках правового поля, которые вопреки постановлению КС РФ на протяжении нескольких лет отказывали Синичкину в его праве на объективное расследование ДТП.

Комментарий в тему:
Сергей Громов, правозащитник, бывший старший следователь следственной группы прокуратуры СССР:
– Как юрист, обладающий большим опытом, считаю, что результаты всех экспертиз должны быть приобщены к уголовному делу. Говорить о том, что они незаконны или ангажированы нет никаких оснований: каждый независимый эксперт несет ответственность за свои выводы. Большинство из них готовы давать показания в судах. Но, как это ни прискорбно, суды Волгоградской области в нарушение КС РФ нередко отказывают стороне защиты в требовании заслушать представленных ею лиц.
Чтобы добиться правового решения, алгоритм действий должен быть таким.
При получении результатов независимой экспертизы нужно обратиться к следователю с ходатайством о приобщении их к уголовному делу и потребовать, чтобы их оценивали наравне с другими доказательствами. Следователь, рассмотрев данное ходатайство принимает решение: удовлетворить его или отказать в удовлетворении. Отказ в удовлетворении ходатайства обжалуется в суде районного значения в порядке ст. 125 УПК РФ по месту нахождения органа следствия.
Судья, приняв жалобу, назначает ее слушание в течение пяти дней и выносит постановление об удовлетворении жалобы или об отказе в ее удовлетворении. Если он считает, что жалоба обоснована, то обязывает орган следствия устранить отмеченные нарушения и недостатки. После этого материал поступает начальнику органа следствия, который поручает следователю повторно провести дополнительную проверку изложенных сведений. Если уголовное дело было прекращено, то его расследование возобновляется. Срок для проведения проверки – один месяц. Если решение следователя не удовлетворяет заинтересованные стороны, оно опять же может быть обжаловано в суде.
В случае, если судья отказывает в удовлетворении жалобы, его решение можно обжаловать в апелляционной инстанции. И уже апелляционное постановление служит основанием для обращения в Европейский суд по правам человека. Когда Европейский суд пришлет штрих-код, подтверждающий получение жалобы, чтобы не было нарушения ст. 34-35 Конвенции по правам и свободам граждан, нужно получить решение всех уровней судебных властей, вплоть до решения Верховного суда РФ.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here