сердюковВ крестьянско-фермерском хозяйстве Константина Сердюкова – в разгаре весенние полевые работы. Сельхозпредприятие – одно из лучших в районе. А ведь могло сложиться так, что Константин Александрович и не стал фермером: его отец, Александр Михайлович, хоть и выходец из сельской местности, но по профессии – строитель. И сын пошел в свое время по его стопам, окончив Волгоградскую архитектурно-строительную академию. Но время, когда он познавал азы профессии, выпало на «лихие 90-е», когда архитектурные шедевры были не востребованы. И еще будучи студентом Константин Сердюков взял в аренду несколько земельных участков.
– Где родился, там и сгодился, – шутит он.
В 2000-м году, когда начало распадаться коллективное хозяйство в х. Котельниковском, начинающий фермер взял под свое крыло около 1 тыс. га земли. Через год-другой объем пашни удвоился.
– И хотя каждый раз, – делится Константин Александрович, – когда кто-то приходит со своей землей, говорю себе: все, хватит, пора остановиться, поля все прирастают и прирастают.
На сегодняшний день у КФХ Сердюкова на территории Котельниковского района более 4 тыс. га земли. Еще 2 тыс. га – в Ростовской области. И все участки – с разбросом.
– Разница между крайними полями – 60 км, – уточняет фермер. – Чтобы не гонять из края в край технику, купили комплексы и моноблочные культиваторы, так что сейчас мы – мобильные: отработали, сложились и уехали.
Для Котельниковского района с его крайне неудобно расположенными железнодорожными переездами, которые к тому же по неизвестной причине начинают ремонтировать аккурат в уборочную компанию, это очень важно.
– Одна, – говорит Константин Александрович, – беда: деньги, которые государство обещало выплатить по целевому кредиту, который мы взяли на покупку импортного трактора и комплекса, нам так и не выплатили, хотя подтвержденные документы давно лежат под сукном. Ответ – денег в бюджете нет. Что касается страхования посевов, то по сути своей это – благотворительность фермеров в пользу страховщиков. Большинство этих компаний зарегистрированы в Москве, критерии опасных явлений они разрабатывают для средней полосы России. Понятно, что мы под них не подходим. И получается – в выигрыше только страховая фирма, которую субсидирует государство и «кормят» фермеры. Наученные горьким опытом, в нынешнем году мы уже не стали страховать посевы.
Вообще, со вступлением России в ВТО положение отечественных аграриев значительно усложнилось.
– Да, мы получаем так называемую несвязанную поддержку, – горячится фермер. – Но это – чуть более 200 руб. на гектар, всего – 600-700 тыс. руб. К тому же нам платят только за засеянную пашню, за пары мы ничего не получаем. И это – проблема Волгоградской области. А на прежних условиях мы только за использованную селитру получали 33% от потраченной суммы. В нынешнем году это составило бы больше 1,5 млн руб. Кроме того, стоит напомнить, что раньше мы получали субсидии на химикаты, дотации по инвестиционным кредитам и как малые предприниматели. Так что в процентном отношении мы потеряли до 65% господдержки.
С животноводством дело обстоит и того хуже. Во-первых, сложности с кадрами. И если бы не Александр Михайлович Сердюков, которого сын «перевербовал» в сельхозника, в хозяйстве, скорее всего, не было бы ни буренок, ни овец.
– Мы давно занимаемся овцами, – поясняет Константин Александрович. – Но если прежде продавали барашка по 100 руб. за кг живого веса, то теперь – по 75 руб. Хорошего стойлового бычка, который кормится исключительно зерном, сдавали на 45 тыс. руб. Сейчас – на 30 тыс. Молочную корову, чтобы увеличить стадо, когда-то скупали по 40-50 тыс. руб. за голову. Сегодня после выбраковки больше 15 тыс. руб. за нее не получишь. А еще учтите инфляцию! Такие вот они, реалии нашего животноводства… Разве что на свинину цена подросла. Но ее при нынешних требованиях, связанных с АЧС (держать даже летом в закрытом помещении), разводить совсем уже не выгодно.
Спасает хозяйство только одно: взвешенная экономическая политика.
– Зерном прошлого года мы начали торговать только тогда, когда цена на него поднялась до 8-9-ти руб. за кг против 6-ти руб., которые давали после уборки, – уточняет Константин Сердюков. – Таким образом, мы получили дополнительно 30% прибыли.
Посевную в КФХ тоже проводят с умом.
– Постоянно наблюдая за погодными явлениями, в 2012 г., например, мы понимали, что после августовских дождей нас ждет осенняя засуха, – раскрывает секреты фермер. – И посеяли озимые культуры в середине августа. Позже, в октябре, подсеяли еще около 500 га – благо, техника у нас маневренная, позволяет воспользоваться каждым погожим днем. По весне по парам посеяли горчицу. И не прогадали.
Умелое ведение хозяйства позволяет заботиться о работниках КФХ. Здесь как в советские времена обеспечивают комбайнеров и механизаторов бесплатными обедами, а в уборочную – и ужинами. А в прошлом году начали строить жилье для молодых специалистов. Нынешней весной в свои дома вселятся семьи Григория Пащенко и Сергея Калюжного. На подходе – третий дом.
Поэтому, наверное, и не ищут другой доли те, на ком держится хозяйство: Сергей Викторович Пшеничный, Анатолий Петрович Калюжный, Виктор Николаевич Болдырев, братья Максим и Николай Мечетные.

Галина Гунькина

«Страхование посевов – это, по сути своей, благотворительность фермеров в пользу страховщиков. Зарегистрированые в Москве, они разрабатывают критерии опасных явлений для средней полосы России. Понятно, что мы под них не подходим

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here