Как крестьяне Ольховски Волгоградской области пошли с молотка.
Владимир Розов: «Фермеров загнали в тупик, пользуясь их юридической беззащитностью»
Группа фермеров Ольховского района обратилась в редакцию «ИНТЕРа» с официальным заявлением. Аналогичный документ поступил к председателям Волгоградского областного и арбитражного судов, прокурору, руководителю СУ СК по Волгоградской области. Сельхозпроизводители просят вмешаться в ситуацию, связанную с банкротством сельскохозяйственного кредитного потребительского кооператива «Ольховский». Люди уверены: их права нарушены вопиющим образом.

Речь идет о необходимости проверить законность сделок по купле-продаже дебиторской задолженности обанкроченного СКПК «Ольховский». Вот выдержки из заявления, которое прислал в редакцию известный в Ольховском районе Владимир Розов.
«Начало этой трагедии восходит к 2008 году, когда мы не смогли вернуть взятые в СКПК «Ольховский» (в банках кредиты нам не давали) под 42% годовых ссуды. До этого мы возвращали их, как правило, сразу после уборки, продав зерно нового урожая. Сверх взятых сумм набегало 12-15%. За экономическим кризисом, обрушившим цены на зерно, последовала катастрофическая засуха 2010 года. СКПК стал подавать на нас в суд, требуя выплаты долгов. Я, взяв в кооперативе ссуду в 252 тыс. руб., обязан был вернуть 688 тыс. У взявших 600-700 тыс. руб. долги выросли до 5 млн. руб. – сумма для нас фантастическая. Начали банкротить СКПК «Ольховский»: конкурсное управление было введено 25 ноября 2010 года. Конкурсным управляющим назначили Ерохова В.И.
Более трех лет – до 11 февраля 2014 года, когда решением суда конкурсное производство было прекращено и кооператив ликвидирован, он занимался «финансовым оздоровлением» СКПК. За эту свою деятельность за шесть месяцев начислял себе порядка 500 тыс. руб. При этом ни один из 334 конкурсных кредиторов кооператива не получил ни копейки. По определению арбитражного суда от 11.02.2014 г. неудовлетворенные требования кредиторов считаются погашенными. Долги же дебиторов проданы за гроши и предъявлены к взысканию в полном объеме.
Дело в том, что в завершение процедуры банкротства г-н Ерохов выставил на торги дебиторскую задолженность должников СКПК. И, заручившись определением суда, без согласия комитета кредиторов продал их. Некоему Борисенко В.Г. долги на сумму 19,2 млн. руб. достались за 54,2 тыс. руб. (0,28% от стоимости), Сафронову А.В., являвшемуся муниципальным служащим (он работал юристом районной администрации), долги на сумму в 15 млн. руб. перешли за 96,5 тыс. (0,64%).
Как нам представляется, эти действия с перераспределением денежных потоков ведутся с нарушением действующего законодательства. Согласно ст. 388 п.2 Гражданского кодекса РФ, уступка требования по обязательствам не допускается без ведома и согласия должника. Но с нами ничего не согласовывали. Мы узнали о том, что наши долги проданы, по факту – по информации суда о взыскании с нас астрономических сумм долгов в пользу некоего г-на Борисенко.
Продуманная схема: тем, кому должен был СКПК, мы прощаем. Те, кто был ему должен, пусть отдают долги уже не СКПК, а третьим лицам, интересы которых (по случайному совпадению?) представляет продавший наши долги арбитражный управляющий – В.И. Ерохов. Он же и взыскивает с нас долги. Уже не в пользу КСПК, а в пользу покупателей.
Судья Ольховского суда усомнился в законности действий по продаже задолженностей и отказал Борисенко В.Г. в удовлетворении его требований. Ерохов В.И. в качестве его представителя подал на определение Ольховского суда частную жалобу. Аппеляционный суд отменил постановление Ольховского суда и постановил взыскать долги с дебиторов в пользу Борисенко.
Я основной долг и часть набежавших процентов погасил. Остаток (332 тыс. руб.) Борисенко выкупил за 12 тыс. руб. То, что я одновременно был кредитором КСПК на сумму 140 тыс. руб., никто не учитывает.
В.Н. Орлов брал в СКПК ссуду на сумму чуть более 200 тыс. руб. По решению суда обязан возместить выкупившему его дог за сумму чуть более 5 тыс. руб. Борисенко, 1 млн. 169 тыс. руб. Фермерством заниматься прекратил. Не работает. Жена – инвалид.
С.В.Пичугин, тоже прекративший заниматься фермерством, перенес инфаркт. Не работает. Его долг, выросший до 2 млн. 342 тыс. руб., продан Борисенко за 2 тыс. 341 руб. Если доживет до пенсии (осталось пять лет), придется выплачивать с нее. Даже если они с женой будут отдавать обе пенсии полностью, долг погасят лет через 10.
А.Н. Мукатов живет натуральным хозяйством. Его долг (1 млн. 748 тыс. руб.) Борисенко купил за 14 тыс. 550 руб.
А.С. Вершков, перенеся инсульт, нигде не работает. Его долг выкуплен за сумму менее 3 тыс. руб. По определению суда он обязан выплатить 5 млн. 566 тыс. руб.
Долг Шурыгина А.В., выросший до 4 млн. 616 тыс. руб. , выкуплен и снова продан. Оба раза без ведома должника. Фермерством заниматься перестал – ищет работу.
Услуги адвоката фермеру не по карману. Иному только за то, чтобы заявление написал, надо отстегнуть 5 тыс. руб. – стоимость тонны зерна. Нас загнали в тупик, воспользовавшись юридической беззащитностью…
Существует распространенное мнение, что банкротство – механизм, созданный для развала экономики. Добавлю: и для того, чтобы определенному кругу лиц дать возможность погреть на нем руки. Под предлогом финансового оздоровления все растаскивается и распродается – как правило, в «нужные» руки. От предприятий остаются руины. Выигрывают на этом те, кто занимается «финансовым оздоровлением» — для них это стало прибыльным бизнесом…»

«ИНТЕР» будет следить за развитием событий.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here